НА БУРЯТСКОМ

Литература

Поэзия высоких символов

5 декабря 2018

75

Диалектика текучего времени, меняющегося мира всегда привлекала самое пристальное внимание народного поэта Бурятии Галины Базаржаповой, ведь к этому ее обязывала профессия журналиста. Не стала исключением ее новая книга "Зальбарал"("Моление«), изданная при финансовой поддержке Министерства культуры Республики Бурятия в рамках реализации Государственной программы «Сохранение и развитие бурятского языка в Республике Бурятия».

Размышляя о сегодняшнем дне человечества, о его прошлом и будущем в тесной связи времен, в диалектике их преемственности и обновления осмысливает поэт сегодняшний день. Какой же видится поэту эта связь времен?
Возьмем для примера стихотворение-притчу «Абаралта худаг» («Спасительный колодец»). В первой части —картина из настоящего, где поэт описывает давно заброшенную усадьбу с колодцем, до сих пор дарующим людям свою живительную воду. А люди поминают добрым словом покойную бабушку Долгор.

Во второй части —сюжет из прошлого. В разгар страшной засухи старуха Долгор попросила молодых ребят вырыть колодец у себя во дворе. Долго они копали, а воды все не было... Потеряв покой и сон, позабыв о еде, сидела бабушка Долгор возле колодезного сруба и, истово молясь, терпеливо ждала чуда. Когда же задремала уставшая старая женщина, вдруг на нее повеяло прохладой. Не веря своим глазам, потеряв дар речи, от волнения не могла перевести дух Долгор. Моления ее дошли до Всевышнего, и с забившим наконец источником ожило все вокруг—и люди, и животные, и птицы, и насекомые.

В третьей части—вывод, поэтическая формула—метафора о грядущем: бабушка Долгор уверовала, что благодаря ее деянию, ее молениям прощены все грехи, и она в следующей жизни переродится в чистой земле Диважин. И с этой мыслью она мирно закончила свои дни, вся в добрых трудах и заботах. Реальный образ колодца трансформировался в высокий образ-символ спасения души человека. За этим широким и многозначительным обобщением ощущается жизненный опыт поэта, ее человеческая страсть, волнующее желание повлиять на умы и сердца людей. Удивительная тонкость и артизтизм воплощения образной идеи!

Эта же философская идея нашла свое воплощение в еще одном произведении—поэме «Абарал» («Спасение»). В основу сюжета легла реальная история Дашын Лубсана, гэбшэ-ламы Сартул-Булакского дацана Бурятии, свекра Г.Базаржаповой. В страшную пору репрессий 1930-ых годов он был арестован и отправлен на Колыму. После девяти лет пребывания в ГУЛАГе он с ужасом почувствовал, что теряет веру во спасение, что нет сил на медитацию и чтение молитв. И однажды во сне он оказался у Булакского дацана и услышал такие слова:

« Это не начало дороги смерти, Лубсан,
Это видение твое совсем не мираж,
Мягкие листья, желтый цветок мой погладь,
Верь провидению, ты будешь жить». (Перевод Т.Самбяловой).

Он оглянулся и увидел невдалеке куст алтарганы. Из последних сил он дополз до чудесного растения и молитвенно сложил перед ним ладони, не решаясь дотронуться до него. И алтаргана заверила его, что не брезгает прикосновений, ведь она сильна и крепка всем своим естеством. От этих слов он вдруг почувствовал необычайный покой в душе, и забылся крепким сном. С тех пор образ алтарганы стал для него сакральным символом спасения, символом возвращения домой. В следующую ночь ему приснилось, что сестра Долгор кинула ему синий хадак с другого берега. Ухватив за конец хадака, он понял, что это знак свыше—впереди у него долгий путь. Сила моления, сила веры, сила притяжения родной земли, сила несгибаемого человеческого духа сотворили это чудо спасения.

Еще раз встречается образ хадака как символ благословения поэта на упорный труд и терпение, как символ мгновенного дара небес в стихотворении «Облако-хадак». Внимательный читатель заметит, что мир вокруг поэта необычайно одухотворен. В небольшом стихотворении «Бабушка заплела мне косы» поэт выводит неожиданный образ, сравнив косички с крыльями, возвысив их до символа окрыленной чистой души.

Одухотворяющий вечный источник—природа, у этого учителя поэт естественно воспринимает все ее уроки. В детстве природные, стихийные силы человека выражают себя наиболее раскованно, первозданно, детские переживания оставляют глубокий след в душе на всю жизнь. Сердце поэта горит огнем нежной любви к далеким годам детства, к бесконечно дорогим людям, заветным местам. В книге удивительно щемящее чувство родины, преклонения перед чарующей красотой ее природы. Мы чувствуем, как смеется и плачет в строках душа поэта... В этой книге все прочувствовано и пережито сердцем.

Сейчас на телеканале «Культура» под руководством Анатолия Белого реализуется интересный проект «Кинопоэзия». Сюжет стихотворения Г.Базаржаповой «Последний путь» мог бы лечь в основу сценария для съемки на подобном проекте. Так и видится нам кадр на экране: по дороге движется подвода, статный, крепкий бурят ведет лошадь под уздцы, на телеге сидит его молодая жена, провожающая мужа на войну. До районного центра добрых семьдесят верст, а он все идет и идет, не слыша, как любимая просит : «Садишь же, Баир». Он как будто чувствует, что видит этот лес, эти горы в последний раз, дышит этим упоительным воздухом в последний раз, потому душа его жаждет запомнить эту красоту. Смутное чувство вины перед годовалой дочерью, щемящая жалость к поседевшей матери, прощание навек с любимой—вот трагический последний путь героя—воина. И затем страшная весть для семьи: «Погиб смертью храбрых, защищая Родину, на Орловско-Курской дуге», и краткий миг счастливой жизни на той дороге вновь воскресает в памяти его жены...

В этой книге Галина Базаржапова явила нам новую грань своего поэтического дара, как автор хайку. Говорят, что хайку—не стихи, а образ жизни, часть философского восприятия мира, требующего осмысления тонкости и хрупкости мира, единства истины и красоты, гибкости ума в соединении печали и сострадания. В хайку Г.Базаржаповой —понимание очарования простых вещей, сочетание легкости, простоты и прозрачности с глубиной мысли и чувств.

Одиночество подобно засухе—
Оно безжалостно
Сушит сердце.
* * *
В поисках Бога
Нужно ли тревожить Вселенную?
Ведь Бог в тебе.
* * *
Услышав на бурятском
Молитвы просветления,
Встрепенулась душа. (Перевод Т.Самбяловой).

А душа встрепенулась от мысли: жив язык, значит, жив и свободен народ! Всего три строки—а в них язык и жизнь народа, его история. Ради чего поэт создает свои хайку? Ради неожиданно, вдруг наступающего за внутренним осмыслением строк озарения или просветления читателя...

Как журналист и поэт, Галина Базаржапова много ездила по республике, по России, была в Монголии и Китае. Поэт говорит о том, как прекрасны люди и мир, ее стихи о том, что видела и чем жила, что нет на свете ничего прекрасней и интересней, чем человеческая жизнь.

Особая благодарность поэту за оригинальные переводы наших бурятских русскоязычных поэтов Е.Хоринской, А.Румянцева, М.Шиханова, С.Нестеревой, А.Виноградовой, Т.Григорьевой, за переводы духовных текстов с монгольского языка. «Поэты разговаривают вслух сами с собой, а мир подслушивает их» сказал Бернард Шоу. Продолжим это высказывание: слушатели воспринимают строки поэта как свои, если он выражает мысли и чаяния народа, отражает само время. Только от читателя взамен требуется немного фантазии, внутренней свободы и воображения.
Автор: Туяна Самбялова, журналист, кандидат филологических наук

Литература

57

Шаги мои были мне крыльями…

Все должно быть отпущено человеку полной мерой: радость и горе, торжество и боль, слезы восторга и слезы разочарования.

Литература

62

Гражданский и научный подвиг

Талантливый и прозорливый исследователь, крупнейший ученый-литературовед и театровед, воспитатель целой плеяды ученых, организатор республиканской и сибирской науки, неутомимый общественный деятель – это все о нем, Василии Цыреновиче Найдакове.

Литература

93

Странствия души уникальной личности

В бурятской поэзии часто можно обнаружить условную поэтику, основанную на символе пути, дороги, странствия. Очень часто это сны, мечты, грезы, фантазии – символы душевных странствий человека в пространстве памяти и воображения.