НА БУРЯТСКОМ

Литература

Опыт культуры в эпическом образе

17 сентября 2018

126

Дамба Жалсараев остался в памяти народной как большой поэт, автор слов государственного гимна Бурятии, как известный общественно-политический деятель, в течение 16 лет успешно руководивший Министерством культуры Бурятской АССР, неоднократно избиравшийся депутатом Верховного Совета республики. Руководил республиканской организацией Союза писателей. Дамба Жалсараев в течение многих лет был сопредседателем Российского комитета по связям с писателями стран Азии и Африки. На одной из международных конференций афро-азиатских писателей выступил с докладом «Культурное классическое наследие народов Востока и его вклад в мировую культуру».


Дамба Жалсараев

Его
первые стихи были опубликованы в 1945 г. в армейской газете, а первая книга стихов на бурятском языке " Үнэн тухай" («Книга о правде») вышла в 1950 г. Он автор более 30 книг на бурятском и русском языках, его произведения изданы и на других языках. Мы сегодня поговорим о его поэме «Баатар тухай домог» («Сказ о баторе»), написанной в 1969 г.

Главным сюжетообразующим образом—символом поэмы стал образ батора, богатыря, народного защитника. Автор поэмы внес свой вклад в разработку жанра эпической поэмы, создав образ-символ по-иному, соединив идеальное и реальное, народный идеал, мечту народа о новом Гэсэре или Аламжи Мэргэне и образ подлинного батора — народного заступника. Мечта о новом баторе, по мнению автора поэмы, навеяна устно-поэтическим творчеством, прежде всего улигерами и их исполнителями — улигершинами, талант которых как хранителей памяти, певцов героической славы всегда ценился в народе.

В поэме преобладает повествовательное начало, а лирически-субъективное начало менее персонифицировано: эпические события переданы от лица не лирического героя, а субъективного повествователя, который глубоко близок героям, часто обращается к ним, участвует в их судьбе. Его реплики, возгласы в поэме могут быть обращены и к читателю, и к персонажу, и к степи, к поезду, дороге: «...дүтэлэн, дүтэлэн байгааша / түб хотын байшанда — түбэрыш, хүлэг, бушуулан!» (Жалсараев Д. Замай, сагай сууряанууд.- Улаан-Үдэ,1985.-366).«...к все больше приближающейся / столице — / скачи, скакун, быстрей!». Но чаще всего он находится в состоянии диалога с героями: «Yльгэршэн Далай, / үлзы заяа эдлэбэлши: / үе бүриин үльгэршэдэй / үндэр hанал хүсэлэнгэй / бэелхыень, түрүүлэн, / бэе дээрээ үзэбэлши!» (Там же, с. 365). «Улигершин Далай, / счастливую судьбу ты испытал: / улигершинов всех поколений / высших устремлений / исполнение, впервые, / на себе ты испытал!».

Подробно рассказывает повествователь о судьбе главного героя — сироты Далая, уделом которого становятся несправедливость и жестокость хозяина, желание мести и расправы над ним. От бессмысленного самопожертвования удерживает юношу улигершин Мунко и передает ему свое наследие — хур. Далай запомнил заповедь старика: словом поразишь богатеев сильнее, чем дубинкой («Не меча стального острие — улигер оружие твое»). Став известным улигершином, Далай воплощает в своих сказаниях мечту свою собственную и других бедняков о приходе настоящего батора — героя, освободителя на¬рода. В поэме важна мысль о духовном пробуждении народа, олицетворяемая образом улигершина. Однако рассказчика не удовлетворяет сказочный идеал, жизненные события требуют иного героизма.

С образом кузнеца Зоригто в поэму входят события революции, борьба за Советы, путь улусной бедноты в революцию. Единство двух героев — Далая и Зоригто — олицетворяет единство сказочного и реального, ведь их профессии были самыми почитаемыми в народе. В каждом доме они были желанными: один радовал души людей, другой поражал как мастер своего дела.

Главное, что объединяет героев, на чем и держится сюжет поэмы, — это вековая мечта о богатыре-освободителе. Она станет предметом мучительных поисков Далая-улигершина, пока он не услышал от «русского молодца», проходившего под конвоем, новость-сказку о богатыре, который родился в России, вышел в бой за правду. Но кто он, этот батор, остается для улигершина загадкой, ведь русский друг, окруженный штыками конвоя, так и не раскрыл конец их необычного разговора.

Образ-символ нового батора тем ярче в поэме, что его ожидание и появление и есть главное сюжетное событие. Дамба Жалсараев не раз обращается к симво¬лам безрадостной жизни народа — бесконечной караванной тропе, к голодным и холодным блужданиям человека вместе со стадом в степном буране. И вот народ, усмирявший степных скакунов, может наконец усмирить и собственную судьбу, может управлять самой жизнью.

Примечательны сцены, в которых улусники снаряжают улигершина в дальнюю дорогу к Ленину, их наказы: «Нюураараа уулзажа, / нүхэр Лениндэ / нютагаархинhаа дохёоройт. / Байгалдал ехэ, тунгалаг / баяр мэндыемнай хүргөөрэйт...» (Там же, с. 359). «Встретившись лицом к лицу, / товарищу Ленину / от земляков поклонитесь. / Как Байкал, огромный, чистый, / добрый наш привет передавайте. / Долгой жизни, / Долгого счастья ему пожелайте...».
В «Сказе о баторе» образ Ленина — реальное воплощение народного идеала богатыря-заступника. Но не менее реальным окажется его символическое воплощение в образе народа-богатыря.

В поэме Д. Жалсараева подтверждается теоретическое положение о том, что образ-символ, кроме конкретного смысла, несет в себе опыт культуры и потенциал тех значений, которые он приобрел в результате своего развития. Сказочно-романтический идеал батора-богатыря из бурятских улигеров всегда воплощал народные чаяния и надежды, а вот образ народа, окружающего эпического богатыря, возник не сразу, а «в ходе формирования данного жанра (эпоса — Т.С.) как результат отражения длительного процесса социального расслоения общества» (Тулохонов М.И. Бурятский героический эпос «Аламжи Мэргэн» /М.И.Тулохонов// Бурятский героический эпос/ сост. М.И.Тулохонов. — Новосибирск: Наука, 1991.- с.21). Если в древнем улигере «Еренсей» действовал одинокий богатырь, не имевший окружения из представителей народа, то Гэсэр уже не одинок, всегда находится среди сородичей. Другой эпический герой — Аламжи Мэргэн вовсе является «героем новой формации с выраженными эпическими чертами родоплеменного вождя-предводителя» (Там же, с.21). Именно такой эпический герой близок образу вождя Ленина в поэме Д.Жалсараева «Сказ о баторе».

Но и улигершин — духовный вождь народа, и первый коммунист Зоригто — идейный вождь тоже могут быть названы баторами. Вот почему идея поэмы вложена в уста Ленина: настоящий батор — это народ. Сближает с улигерами поэму Д. Жалсараева и мотив противоборства и непримиримой борьбы народа-богатыря с силами зла. Фольклорная символика позволяет современному поэту выразить как ценностные установки народа, так и свои сугубо индивидуальные, а это прежде всего мысль о единстве личности и народа, о реальном претворении мечты и веры народа в светлое будущее.

В последние годы жизни Дамба Зодбич работал над книгой воспоминаний. Время, описанное в книге, он называет «рекой жизни». Глубока и полноводна была эта река, великие события пришлись на долю его поколения. Воин, участник войны с милитаристской Японией, народный поэт Бурятии Дамба Жалсараев воспел красоту родной земли и душу народа-творца, героя его произведений.
Автор: Туяна Самбялова, журналист, кандидат филологических наук

Литература

9

Шаги мои были мне крыльями…

Все должно быть отпущено человеку полной мерой: радость и горе, торжество и боль, слезы восторга и слезы разочарования.

Литература

11

Гражданский и научный подвиг

Талантливый и прозорливый исследователь, крупнейший ученый-литературовед и театровед, воспитатель целой плеяды ученых, организатор республиканской и сибирской науки, неутомимый общественный деятель – это все о нем, Василии Цыреновиче Найдакове.