БУР

Кино Бурятии

История бурятского кино

5 июля 2014

5369

Обзор кино в Бурятии и его перспективы.

История бурятского кино

Иллюстрация © Ардан Гармаев

«Если режиссер англичанин, то на все он смотрит глазами англичанина и снимает как англичанин. Говорить о национальной идентификации можно только в отношении авторского кино. Но существует и коммерческое, мейнстримовое—национальность которого определить невозможно».

Кинокритик Жан Руа



Все началось в конце двадцатых годов прошлого столетия. Тогда, в 1929 году, для съемок фильма «Потомок Чингисхана» в Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ) приехала съемочная группа Всеволода Пудовкина. Фильму суждено было стать легендарным. В Европе он более известен под названием «Буря над Азией».

Эпизод фильма, отснятый с разрешения Пандито Хамбо Ламы, в Тамчинском дацане—центре бурятского буддизма, сделал «Потомка Чингисхана»—частью духовной памяти бурят. На уникальных кадрах запечатлена церемония мистерии Цам, посвященная Калачакре—одному из высших божеств тантрического буддизма.

Первому бурятскому профессиональному киноактеру Валерию Инкижинову, сыгравшему главную роль Баира, одной этой роли было достаточно, чтобы стать известным и навсегда войти в историю киноискусства.

В период с 1926 по 1929 гг. режиссером Инкижиновым в Москве и Ялте было снято три фильма, которые, к сожалению, не сохранились. В 1930 г. Валерий Инкижинов эмигрировал в Париж, работал во Франции, Германии, Италии, всего в эмиграции снялся в 44 фильмах. Умер в 1973 году под Парижем в возрасте 78 лет.

«Надо играть так, чтобы быть монголом с большой буквы и меньше всего казаться актером. И вместе с тем надо сделать искренние, трогательные сцены, где можно идти только от себя, показывая свои личные свойства»,—писал Инкижинов перед съемками фильма.



Истина—в истоках

О глубине таланта Инкижинова , как актера и режиссера, сумевшего подняться до вершин мирового кинематографа, свидетельствует его небольшая статья «Проблемы бурят-монгольского театра».

Тезисы этой статьи еще требуют своего вдумчивого прочтения и раскрытия. В частности, он призывал обратиться к богатейшему и выразительному пласту народного творчества—напевам и исполнению улигеров, шаманским песнопениям, буддийскому искусству, народному юмору и речи…


Бурятский след в кино. Поколение профессионалов.

В середине 1960-х настал момент, когда появились первые бурятские режиссеры, закончившие ВГИК—Всероссийский государственный университет кинематографии имени С.А. Герасимова в Москве. Режиссер Арья Дашиев работал в основном на «Мосфильме», Александр Итыгилов—в Киеве на киностудии им. Довженко, Барас Халзанов был ведущим режиссером Свердловской киностудии. Это было поколение настоящих профессионалов.

В это время были сняты фильмы, прошедшие в широком советском прокате. Часть из них до сих пор являются активами фондов российских телеканалов. Это «Песня Табунщика» (1956) режиссера Андрея Фролова по мотивам повести бурятского драматурга и писателя Д. Батожабая, «Золотой дом» (1960) режиссера Владимира Басова по сценарию Г. Цыденжапова, Д. Батожабая, «Пора таежного подснежника» (1958)—фильм режиссера Ярополка Лапшина про события гражданской войны в бурятских степях по сценарию Н. Дамдинова, «Крик тишины» (1981), «Утро обреченного прииска» (1985) режиссера Арьи Дашиева по сценариям известных писателей Бурятии И.К. Калашникова, В. Митыпова и «Этот горький можжевельник» (1985) режиссера Б. Халзанова с плеядой выдающихся актеров Бурятии.

Наибольшим успехом пользовались фильмы, созданные А. Дашиевым: «Крик тишины»; «Утро обреченного прииска» с участием известных российских и бурятских актеров. Также им снят ряд фильмов на разных киностудиях мира: «Край моей судьбы» («Монголкино»); «Бессонница» (Казахфильм»); «Берег спасения» (СССР-КНДР).

Режиссер Арья Дашиев сделал попытку снять современную драму на этническом материале. Натура для фильма «Три солнца» (1976) снималась в Бурятии, в Улан-Удэ. 

— «Три солнца» — это фильм о моей родине, о людях труда, которые не ищут славы, живут простой, полной человеческой правды, жизнью, показывающий красоту нашей природы и наших людей»—говорил Арья Дашиев в одном из интервью.

Александр Итыгилов—советский кинорежиссер и оператор, заслуженный деятель искусств Украины. Стремился делать «интернациональное» кино, экранизировал русскую прозу, персонаж-соплеменник появляется у него лишь в картине «Продается медвежья шкура» (1980), снятом в Прибайкальском районе Бурятии. Его имя в первую очередь связывают с операторской работой в известном фильме «Как закалялась сталь». Именно после этого фильма появился профессиональный термин у операторов кино «эффект Итыгилова». Скоропостижно умер в 1990 году в возрасте 46 лет после съемок в Чернобыли.

Барас Халзанов в своем творчестве брался за воплощение бурятских сюжетов. Взгляд его был обращен в недалекое прошлое, действие лучших лент происходит в период Великой Отечественной. В них нашли отражение детские впечатления режиссера, воспоминания—о тыловом укладе, о буднях бурятских сел, где переплелись древние традиции и приметы советского быта («Горький можжевельник», 1985). Адресатом подобных картин был все же тот же общесоюзный зритель.

В начале девяностых Барас Халзанов на базе собственной студии «Зов» в Екатеринбурге создал центр по производству картин для российских республик на средства заказчика. До скоропостижной кончины он успел запустить лишь два фильма с этническим колоритом—для Тывы и Чукотки. В фильме «Сон в начале тумана» он исполняет одну из главных ролей. К сожалению, скоропостижно умер после натурных съемок этого фильма на Чукотке в 1993 году.

Фильмография режиссера Бараса Цыретаровича Халзанова насчитывает 11 фильмов, как актер снялся в 5 фильмах.

В 1967 году дипломной работой на факультете кинорежиссуры ВГИК-а стал короткометражный художественный фильм «Белая лошадь», получивший медаль на I Международном кинофестивале в Ташкенте в 1968 году. Затем были съемки по собственному сценарию фильма «Последний угон».

На Свердловской киностудии Халзановым сняты художественные фильмы: «Последний угон» (1968), «Кочующий фронт» (1971), «Открытие» (1973), «Горький можжевельник», «В ночь лунного затмения» (1978), «Нет чужой земли» (1990), документальный фильм «Батожабай» (о Д.О. Батожабае) и другие. Фильмы снимались в Бурятии с участием артистов Бурятского театра драмы.

Следует учесть, что в советские времена артисты Бурятского драматического театра очень много снимались в Москве и Свердловске. Играли они не только бурят, но также чукчей, эвенков и представителей других национальностей Сибири и Дальнего Востока. Этих фильмов очень много, хотелось бы отметить лишь один фильм, вошедший в сокровищницу мировой кинематографии. Это «Дерсу Узала» (1976) японского режиссера Акиры Куросавы. Вместе с главным героем—тувинцем Максимом Мунзуком в знаменитой ленте сыграли несколько молодых бурят—студентов бурятской студии Дальневосточного института искусств.


Бурятский Дисней

В своем сообщении не могу пройти мимо «одного из блистательных художников на всем советском и постсоветском пространстве анимации, бурятского Уолта Диснея—художника Радны Сахалтуева. Образы доктора Айболита, капитана Врунгеля, Алисы Льюиса Кэррола, Робинзона Крузо, морские пираты из «Острова сокровищ» и многие другие сказочные персонажи рождены воображением народного художника Украины, члена Национальных союзов художников и кинематографистов Украины бурятом Радной Сахалтуевым. И творческая биография Радны Сахалтуева начиналась тогда, когда украинская анимация только начинала свое восхождение, и Радна Сахалтуев входит в плеяду первых художников, творивших ее.


Новое бурятское кино

«Само понятие „бурятское кино“ нужно развести на два понятия: „кино на бурятские темы“ и собственно кинематограф Бурятии или кино „снятое этническими бурятами“… Кино на бурятские темы—продукт советской поры (тот же „Потомок...“ В. Пудовкина—прим. авт.). Фильмы Халзанова (отчасти) можно считать истоком национального кинематографа. Но о собственно бурятском кино можно говорить лишь применительно к нашим дням» (С. Анашкин).

Главной приметой кино современного времени стало вхождение в кинобизнес совершенно новых людей. Только в 2013 году в Улан-Удэ снимали примерно около десяти фильмов в самых разных жанрах — от боевиков и комедий до мелодрам. 

Факторов массового производства кино в республике несколько. Современная техника позволяет снимать кино гораздо дешевле, чем раньше. И это открыло дорогу множеству энтузиастов-непрофессионалов. Многие снимают на обычный фотоаппарат, получая неплохую картинку.

Пока в Бурятии действует лишь одна профессионально оснащенная студия—«БурятКино». Она выросла из киностудии «Гэсэр», которую актер Баир Дышенов организовал в 2006 году.


Кинобум в Бурятии

«Главной причиной кинобума, скорей всего, является то, что в такой национальной республике, как Бурятия, формируется особая субкультура, выделяющаяся на фоне общероссийского культурного пространства. Всплеск интереса к бурятскому, полупрофессиональному кино позитивен для развития кинопроизводства в республике. Для этого есть серьезные предпосылки—актерская школа, довольно высокий уровень культуры и образования, желание снимать, техника, растущий уровень потребления населения» (Б. Дышенов).

Существует также некий эффект новизны: благодарные зрители «на ура» принимают что-то свое, родное на большом экране. Большинство фильмов снимается с известными молодежи участниками КВН-движения. Опыт первых фильмов показал — местное кино смотрится с интересом, видна поступательная динамика.
В 2006 году вышел на экраны первый бурятский фильм «Первый нукер Чингисхана», чуть позже — мелодрама «Улан-удэнская история» и комедия «Чайник», которая неожиданно получила ошеломительную популярность у местного зрителя.

Но очевидно, что пришла пора выхода на новый уровень настоящего кино. Из этих десяти команд, снимающих кино, выживут только те, кто сможет перейти на новый уровень.



Дышенов Баир Николаевич—
директор единственной студии в Бурятии, оснащенной профессиональной техникой на всех стадиях кинопроизводства. Баир Дышенов занимается кино с 2006 года, режиссер, сценарист, продюсер.

Родился 17 февраля 1966 года в Закаменском районе республики Бурятия, в селе Дутулур. В 1988 году окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ныне: Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства), факультет искусств по специальности актер драматического театра и кино (класс профессора В.В.Петрова).

В 1989–1995 годах работал актером в Бурятском театре драмы, города Улан-Удэ, республики Бурятия. С 1996 по 2003 год являлся директором Бурятского республиканского театра кукол «Үльгэр» (город Улан-Удэ, республика Бурятия). А в 2006 году организовал Киностудию «Гэсэр» в городе Улан-Удэ, республики Бурятия, которая в настоящее время переименована в Студию «БурятКино». В 2007 году киностудия Баира Дышенова продюсировал театральную постановку «Максар. Степь в крови» на сцене Бурятского театра драмы. Постановка осуществлена по мотивам драматургического произведения У. Шекспира «Макбет» в адаптированном поэтическом переводе с языка оригинала на бурятский язык. Режиссером-постановщиком спектакля стал Олег Юмов—выпускник ГИТИС РАТИ, мастерская Женовача. Спектакль выдвигался в различных номинациях на престижную театральную премию «Золотая маска».

Улыбка Будды

В 2008 году прошли совместные российско-монгольские съемки короткометражного фильма «Улыбка Будды». Это дебютная работа Баира Дышенова в кино. Являясь авторским некоммерческим кино, фильм был ориентирован, прежде всего, на фестивальные показы. В данной работе Баир Дышенов выступает в роли автора сценария, режиссера-постановщика и продюсера.

Из официального пресс-релиза Берлинале-59: «Этот фильм убедительный, бессловесный, отчасти с юмором. За короткое время мы узнали о другой культуре, и боязнь маленького мальчика его богов становится очевидной». В этой же номинации фильм занял первое место во французском кинофестивале «Лиможские встречи с российским кино».

Синопсис. Возвращаясь домой из школы, мальчик Гомбо захотел сладкого. Но в доме не нашлось даже сахара. Обыскав весь дом, он решается взять конфету, лежащую около статуи Будды... И милосердное божество награждает ребенка за добродетель. Посылает ему знак, что согласно поделиться конфетой («Улыбка Будды»).

В феврале 2009 года на Берлинском международном кинофестивале «Берлинале-59» эта работа получила главный приз «Хрустального медведя» в номинации «Лучший короткометражный фильм». Фильм бурятского режиссера стал единственным фильмом из России, получившим престижную награду.

Затем фильм представлял бурятскую культуру на более чем двадцати международных фестивалях—в Токио, Нидерландах, Германии, на Тайване, в Канаде, США, Израиле и др. В Австрии фильм был выпущен на DVD для показа в школах.


«Наказ матери»

В 2011 г. выходит в свет второй по счету короткометражный игровой фильм «Наказ матери» (28 мин.). «Наказ матери» снят по мотивам бурятской буддийской притчи. В картине рассказывается о сыне, который, забыв о наказе престарелой слепой матери привезти образ божества, устанавливает ей в божницу обычную палку, обернутую тканью. После смерти матери сын обнаруживает на божнице истинную Богиню—Зеленую Тару.

В этом фильме Баир Дышенов также выступил автором сценария, режиссером и продюсером. Съемки проходили в 2010 году в Бурятии, над картиной работала команда профессионалов из Улан-Удэ, Иркутска, Москвы, а также из Киргизии и Франции. Главные роли в фильме сыграли актеры Бурятского академического театра драмы Намсалма Шагдарова и Баста Цыденов.

Фильм «Наказ матери»—участник более десяти фестивалей в разных странах:

2011 г.—Каннский МКФ, проект Short Film Corner Cannes Court Metrage Festival de Cannes 2012;
2012 г.—imagineNATIVE—участие в рамках программы «Родительский дом»;
2012 г.—Кинофестиваль «Спутник над Польшей», Варшава и др.
В 2013 г. компания WDR (Westdeutscher Rundfunk) купила лицензии кинофильма «Наказ матери» на телевизионную трансляцию на территории Германии и Франции, телеканал ARTE, региональный домашний телеканал WDRFernsehen, цифровой канал EinsFestival.

Сам Баир Дышенов рассказывает:

—На мировые кинофестивали я ездил не только для того, чтобы представить свои короткометражные фильмы, а также чтобы ознакомиться с реалиями мирового кинопроизводства. Это редкая возможность ощутить, на каком уровне находится современное кино. Ведь в обычных кинотеатрах демонстрируются коммерческие фильмы, а огромный поток авторского и некоммерческого кино, которое и формирует мировые кинотенденции, обычно минует массового зрителя. Из просмотренных фильмов мне стало ясно, что мы в состоянии конкурировать со многими кинопроизводителями на самом высоком уровне. Это главный вывод, который я сделал для себя, попав в самый центр европейского киномира и рассмотрев его изнутри. И когда я понял, что мы не уступаем другим кинопроизводителям и в состоянии производить один фильм в год, то создал новую киностудию «БурятКино». С нашим коллективом мы шли к этому шесть лет и проделали очень большую и емкую работу. Сейчас мы выходим на постоянное производство и, думаю, наш поезд пойдет без остановок.


«Отхончик. Первая любовь»

2013 г.—в широкий прокат на территории Бурятии, Иркутской области, Забайкальского края выходит полнометражный художественный фильм «Отхончик. Первая любовь» (лирическая комедия, 83 мин.).

«Стоит признать, что полнометражный дебют Барира Дышенова уступает по качеству его короткометражным картинам. Режиссер делал не фестивальное, а окупаемое кино. „Отхончик“ („мизинчик“ или „последний ребенок в семье“)—любопытный пример „переходного“ фильма. Постановщик пытался освоить непривычный формат, новые драматургические пространства. Прежние фильмы Дышенова были аскетичны по исполнению: в кадре—один или два персонажа, да значимый реквизит.

„Отхончик“—фильм суматошный и многолюдный, в нем заняты и профессиональные актеры, и натурщики-типажи. Фабула правдоподобна: межнациональные браки в Восточной Сибири—не редкость. Режиссер превратил житейскую историю в комедийную мелодраму с легко разрешимым конфликтом, с всеобщим братанием перед финальными титрами.

С определенными оговорками фильм „Отхончик“ можно признать первой национальной картиной, снятой в Бурятии. Или (точнее) свидетельством дрейфа от локального кино к этническому. К бурятскому „этно“, отражающему динамику самосознания, систему ценностей, modus vivendi и психотип конкретной этнической группы. Дать начало этой традиции мог бы „Первый нукер Чингисхана“ (2006) студии „Урга“—сказание о героях былинных времен. Малый бюджет дает о себе знать, не умаляя, при этом, дерзновенности замысла. Фильм не попал в прокат из-за юридических проволочек» (киновед С. Анашкин).


Планы и проекты студии «БурятКино»:

В настоящее время студия готовит к запуску новый полнометражный художественный фильм с рабочим названием «Степная свадьба», съемки которого прошли летом 2013 г. в тугнуйских степях Мухоршибирского района Бурятии.

Среди замыслов бурятского режиссера есть и артхаусное кино—легенда о лошади павшего воина, ищущей путь к родному кочевью, и масштабный проект под названием «Шорнохой». История об угасании рода, о наследии прадедов, передающих потомкам совокупное бремя вины и заслуг.


Ставки продюсеров сделаны?

Бурятские продюсеры делают ставку на региональные фильмы—кустарные адаптации столичных образцов с внесением местных примет и реалий. На съемочную площадку пришли КВН-щики. Комедия «На Байкал» (2011). Год спустя, появилось ее продолжение—«На Байкал-2. На абордаж». Освоен и приключенческий жанр: Евгений Замалиев сделал криминальную драму «Решала» (2012). Актеры играют на русском языке. В кадр попадают, конечно, и азиатские лица, но на первом плане—герои славянской наружности. Создатели этих картин рассчитывают на успех федеральных масштабов, но пока русскоязычным фильмам из Улан-Удэ успех сопутствует только в соседнем Иркутске. Какое-то время одну территорию будут делить (и бороться за местного зрителя) два типа кинематографа: локальное и этническое кино.


Что тормозит развитие бурятского кино?

«Есть несколько факторов, сдерживавших и продолжающих тормозить развитие национального кинематографа Бурятии. Это индифферентность местных властей: в республике нет государственной студии, ни программы по продвижению в массы классической прозы бурятских авторов и „нематериальных сокровищ“ традиционной культуры. Это дефицит собственных кадров, творческих и технических: специалистов-операторов, осветителей, художников-постановщиков. Практика „совместного производства“ с другими киностудиями из российских городов диктует курс на усреднение материала, что приводит к утрате аутентичности, к размыванию этнической составляющей—в бытовом антураже, в фабульных мотивировках, в стилистике актерской игры».

«Загвоздка в том, что этническое кино народов российской Азии, фильмы, снятые на сибирских языках и не предназначенные для федерального кинопроката, плохо вписываются в „европейский контекст“».

«Кино коренных народов Сибири следует относить к азиатскому, а не к (велико)русскому культурному полю. Истеблишмент европейски ориентированных российских столиц равнодушен к творческой жизни „восточных окраин“. Московские критики и репортеры привыкли писать о фильмах российской Азии как о забавном курьезе, как о локальной диковине, не разделяя при этом два разнородных понятия—этническое искусство и провинциальные самоделки, обезличенный самопал. Концепция „многонационального российского кино“ чужда идеологам всеобщей унификации.

Основными помехами в становлении национальных экранных традиций оказываются демографические факторы — немногочисленность этноса или его распыленность по нескольким административным образованиям. На одной территории могут существовать несходные типы кино — локальный и этнический кинематограф. К первому типу относятся „провинциальные примитивы“, кустарные адаптации московских или голливудских образцов с внесением местных примет и реалий. Авторы этих картин втихомолку надеются на триумф федеральных масштабов.

Режиссеры этнического кино ставят перед собой иные задачи — пробуют выявить ценности определенного народа, показать на экране образ жизни и психотип. Такое кино—вольно или невольно—отражает динамику этнического самосознания, процессы поиска идентичности, стремление определить границы собственной самобытности»—С. Анашкин «Искусство кино».

Итак, полнометражные картины на основе бурятских сюжетов и, что немаловажно, на родном языке пока еще редкость. И в то же время никто не отрицает, что кино для бурят может стать важным фактором утверждения этнической самобытности. Тем более, что наконец-то в марте 2014 г. разблокирована статья Закона Республики Бурятия «О государственной поддержке кинематографии в Республике Бурятия», предусматривающая поддержку кинематографии.

Мнение режиссера Баира Дышенова:

—Мы популяризируем бурятскую культуру—основу основ нашего народа—на мировом уровне. Кино—это самый лучший способ донести до любых уголков земли нашу культуру. Мы можем создавать качественный продукт, который несет ценности и традиции, понятные далеко за пределами Бурятии. Однако только своими силами создавать кино трудно, конечно, в этом плане необходима поддержка государства и меценатов. Мы пытаемся работать на стыке европейской и азиатской культур: основываясь на нашей национальной культуре, темпераменте, мировоззрении и вере, с одной стороны, а с другой—получив опыт советского кино, попробовать вывести свое кино на высокий художественный уровень. Кино—это такой инструмент, с которым можно выйти на европейский рынок.


Кино в Бурятии развивается. Стихийно, силами энтузиастов история бурятского кино продолжается. 



По материалам СМИ:
«Новая Бурятия»,
«МК в Бурятии»,
http://kinoart.ru/
и др.
Автор: Жанна Дымчикова

Кино Бурятии

1556

Фильм «Булаг»

Режиссер Солбон Лыгденов выложил в свободный доступ фильм «Булаг». Вы можете увидеть короткую версию на бурятском языке с английскими и русскими субтитрами и режиссерскую версию на бурятском языке с русскими субтитрами.

Кино Бурятии

1896

Ретро-видео: 60-70-е в Улан-Удэ

В этих зарисовках: знаменитые люди Бурятии, культурная и общественная жизнь 60-х-70-х годов в Бурятии.