БУР

Литература

Вертикальное монгольское письмо

8 января 2015

5523

Истоки одной из девяти драгоценностей монгольских народов.

Вертикальное монгольское письмо

Архивные рукописи «монгол бэшэг» из фонда ЦВРК ИМБ СО РАН (Улан-Удэ). Фото © Buryad-Mongol Nom

С незапамятных времен человеку было свойственно стремление выразить и зафиксировать свои мысли и душевные устремления. Самые древние проявления эмоциональных порывов древнейших людей отражены в наскальных рисунках—петроглифах. В дальнейшем необходимость передачи информации на расстоянии привело людей к изобретению следующих средств коммуникации:

  1. предметное письмо (например, предупредительное послание скифов персидскому царю Дарию о своем вторжении в виде четырех предметов: птицы, мыши, лягушки и стрелы); 
  2. узелковое письмо—вампум (ирокезское письмо из разноцветных ракушек, нанизанных на веревку) и кипу (перуанское, где информация передавалась с помощью цвета и количества узелков на веревках); 
  3. пиктография—рисованные послания; 
  4. идеография—письмо понятиями. Рисунки имели двоякое значение: прямое и абстрактное.


Инкское кипу из Музея Ларко в Лиме (Перу) (источник:  http://en.wikipedia.org/wiki/File:Inca_Quipu.jpg)

Пиктографическое ацтекское письмо: фрагмент Бурбонского кодекса с подписями на испанском языке (источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Codex_Borbonicus_(p._9).jpg)

Поступательное движение цивилизации целенаправленно совершенствовало письмо как важнейшее коммуникативное средство. Появлялись более универсальные знаковые системы, позволяющие фиксировать и передавать речевую информацию независимо от расстояния и времени. Так возникли как ныне существующие, так и исчезнувшие в потоке времени мировые письменности: иероглифическое китайское письмо; клинописные древнеперсидская и аккадская; древнеегипетская иероглифика; японские слоговые системы катагана, хирагана; нерасшифрованные письменности, такие как, например, кипу и токапу инков, троянское линейное, протоиндское письмо, кэму хуннов; индийское слоговое с производными санскритским и тибетским письмом; финикийское письмо, легшее в основу греческого алфавита, от которого произошли в свою очередь латиница с кириллицей и большинство современных письменностей.

К финикийской группе относится и старомонгольская письменность, через староуйгурское и согдийское письмо, корни которых уходят далеко в глубь веков. Из недр Средиземноморья и Ближнего Востока вышли также следующие письменности: карфагенское, моавитское, палеоеврейское, самаритянский алфавит, арамейское, еврейское (квадратное письмо), сирийское (эстрангело, несторианское), арабский алфавит, малайское и индонезийское джави, древнеивлитское (нумидийское), турдетанское, южноаравийское, эфиопское, иберское, недешифрованное письмо туанчей. От монгольской письменности ответвились ойратское ясное письмо, маньчжурская письменность и бурятская письменность Вагиндра, названная по санскритскому варианту имени ее создателя Агваана Доржиева.

Особенностью монгольского письма является его вертикальное написание. Слова и предложения пишутся сверху вниз, строки и столбцы записываются слева направо, что можно назвать большой редкостью и среди других вертикальных письменностей. Каллиграфия вертикального монгольского письма эстетична и художественна. Текст на монгольском письме визуально напоминает узорчатую чеканку на серебряных изделиях и несомненно оправдывает свое название «монгольская вязь» (как и «арабская вязь»).

Старомонгольская письменность мобильна и рациональна, по сути своей близка к духу кочевника. То, что графемы монгольского письма пишутся вертикально сверху вниз представляет удобство для скорописи, и всаднику с седла возможно начеркать записку. А слева направо идущие столбцы текста предполагают экономный относительно бумаги объем информации. К тому же монгольская письменность не обременена обилием грамматических правил и знаков препинания и вполне демократична для усвоения.

Затруднение возможно при чтении букв, имеющих двоякое чтение, которые понятны только в контексте, что требует в определенной степени знания языка. Одинаково начертанное слово (к примеру: бал ‘мед’—бэл ‘подножие горы’, дэлэн ‘вымя’—далан ‘загривок’) имеет разную смысловую нагрузку и читается по-разному. В старомонгольском алфавите графемы имеют несколько различное написание в зависимости от позиции в слове и соседних графем. Одна и та же буква может писаться по-разному в начале, середине, конце слова и в изолированной позици. В алфавите семь гласных букв (эгшиг үсэг). Каждая графема в письме состоит из определенных элементов, и связывает их между собой элемент «хребет» (нуруу). Как монгольское государство держалось на «хребетных» монголах, так и письмо монгольское прикреплено к вертикали «хребта», соединяющего все буквы. Хорошо владеющий письмом человек одной линией «хребта» может сократить в скорописи слова, почти не обозначая «зубцы» (шидүн) букв, и такой же знаток сможет его прочитать. При наличии парных графем монгольское письмо имеет относительно минимальное количество букв, состоящих из нескольких графических элементов (зурам). Прописное и печатное начертания букв монгольской письменности несколько отличаются.


Киданьское бронзовое зеркало с надписью на малом письме. Национальный музей, Сеул, Корея (источник: http://en.wikipedia.org/wiki/File:Khitan_mirror_from_Korea.jpg).

Что касается истории зарождения данного вертикального письма, то она полна тайн и гипотез и вполне может уйти глубже на несколько веков официально признанной даты возникновения старомонгольской письменности как в начале ХIII века. Начиная с VI века, нынешнюю территорию монголов занимали тюркские и уйгурские народности, имевшие развитую культуру, свою письменность. В IХ–ХI вв. здесь господствовали кидани, монгольская народность, основавшая империю Ляо, у которых в ходу были две письменности: малая и большая. Безусловно, они оставили след в духовной культуре монголов, сменившим их в скором времени на мировой арене и потрясшими весь мир.

«Волей Вечного Синего Неба» монгольские племена получили государственность, обретя одновременно и письменность. В «Тайной истории монголов» пишется, что одному из девяти приближенных Чингисхана—Шигихутагу было дано высочайшее повеление создать на основе уйгурской письменности универсальную, объединяющую различные диалекты, понятную всем монгольским народам письменность. Таков был указ Чингисхана: «Что, держа совет со мной, записал и собрал Шигихутаг в синий дэбтэр (книга) на белой бумаге синими чернилами, и, что узаконено мною, то никто не нарушит от поколения в поколение, во веки веков». Это одна из версий.

По другой версии, отраженной во многих историко-литературных памятниках, письменность появилась на заре становления Великой Монгольской империи вследствие пленения в 1204 году уйгурского писца Тататунги. В книге Мэргэн гэгэна «Алтан тобчи» рассказывается, как после разгрома найманов Хабуту Хасар взял в плен беглеца по имени Тататунга, несшего за пазухой государственную печать Даян-хана и доложил о том Чингисхану. Тот, будучи человеком прогрессивных взглядов, с воодушевлением решил распространить грамоту у себя и оставил Тататунгу при себе ведать печатью и делопроизводством, повелев обучить представителей передовой молодежи уйгурскому письму, военному делу и законам. Первым успешным учеником был сам Хасар.

Вертикальное монгольское письмо—одно из прекраснейших изобретений человечества. Как достояние мировой цивилизации оно обязательно должно сохраниться и развиваться в дальнейшем. На протяжении многих веков эта письменность как живой организм постоянно изменялась. Многие ученые прошлого считали своим долгом совершенствовать возможности монгольской письменности в связи с насущными культурно-просветительскими задачами.

По преданию буддийский монах-просветитель Сажаа бандида (Сакья-пандита) Гунгаажалцан сочинил первую монгольскую азбуку («аа-баа-ха») по образу кожемялки, которую он увидел на спине бедной женщины рано утром, размышляя о том, как составить новую письменность. В начале XIV в. другой буддийский монах Чойджи-Одсэр составил монгольскую грамматику «Зүрхэнэй толто» [Квинтэссенция сути], которая дошла до нас, будучи почти полностью включенной в другую грамматику XVII в. В течение последующих трех столетий произошло значительное изменение графического облика монгольского письма.


Изображение Гунгааджалцана из статьи индийского тибетолога Сарат Чандра Даса (1882 г.) (источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Sakya_Pandita.jpg)

В 1269 году внук Чингисхана, сын Толуя и Сорхагтани-беки Хубилай хаан, основатель династии Юань, в период правления которого монгольская культура достигла наивысшего расцвета, поручил придворному монаху Пагба-ламе изобрести новый государственный алфавит, предназначенный для обозначения пяти основных языков Юаньской империи. Так было создано «Квадратное письмо» («Дөрвөлжин бичиг»), который, с одной стороны, сохранял особенности монгольской письменности—направление письма было идентичным, т.е. сверху вниз и слева направо, а с другой стороны, графически было похоже на тибетскую письменность.


Тулуй и Сорхагтани (Иллюстрация из книги Рашид ад-Дина, XIV в.)

В связи с новой волной распространения Буддизма среди монголов и необходимостью перевода буддийского канона в 1587 году харачинский Аюши-гууши составил систему транскрипции, которая стала известна как «Галиг». Алфавит позволял точно обозначать звуки санскрита и тибетского языка, а в дальнейшем и китайского.

В 1599 году по инициативе Нурхаци, основателя маньчжурской династии Цин в Китае, на основе монгольской письменности, которым тогда маньчжуры пользовались без изменений, было создано «маньчжурское письмо». В 1632 г. оно было усовершенствовано путем добавления диакритических знаков (точки и кружки).

Первый Богдо гэгээн буддийской Монголии, выдающийся скульптор и поэт Ундэр гэгэн Занабазар в 1686 году создал утонченное узорчатое письмо, называемое «Соёмбо бичиг», которое согласно преданию само проявилось на небе в тот момент, когда Занабазар взглянул на него. Санскритское слово сваямбху на монгольский лад звучит как соёмбо и означает ‘самопроявившийся’.


Печать монгольского Богдо хаана: слева надпись на письменности Соёмбо (1911 г.)

В 1648 году хошутский Зая-пандита Намхайджамцо, который в течение 22 лет обучался в Тибете, а затем распространял буддизм среди ойратов, решил усовершенствовать монгольское письмо и создал «Ясное письмо» (Тодо бичиг). Эта письменность по замыслу ее создателя была предназначена для всех монголов. «Тодо бичиг» использовали потомки волжских ойратов — калмыки вплоть до 1924 года.


Памятник Зая-пандите в Элисте, Калмыкия (источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Zaja3.jpg)

В 1905 году известным бурятским религиозно-общественным деятелем Агвааном Доржиевым был разработан новый вид монгольского письма, который позднее стал известен по имени его создателя как «Вагиндра» (санскритский вариант тибетского имени Агваан—«обладающий силой красноречия»). В письменности «Вагиндра» были устранены неоднозначности в орфографии, вариативность формы символов в зависимости от положения. Вследствие преобразований появилась возможность записи слов на русском языке, все знаки стали основываться на среднем варианте.

До 1931 года старомонгольский язык был родным литературным языком для бурят-монголов, пока не случились языковые реформы: в 1931 году—переход на латиницу, а в 1939 году—на кириллицу.

Монгольскую письменность можно назвать одной из девяти драгоценностей монгольских народов, совместным их сокровищем, оставленным в дар великими предками. Но, к сожалению, по воле времени нынешним поколениям недоступно владение родным письмом, которым около десяти столетий пользовались все монголы (хамаг монгол). Это письмо не знало границ и объединяло все наречия монголоязычных народов, проживающих в разных странах: Монголии, Китае и России, так как по воле самого Чингис хаана классическая письменность была составлена так, чтобы всем говорящим на разных диалектах было ясно и понятно.

Универсальная монгольская письменность с приходом буддийской религии расцвела по-новому и получила широкое распространение среди монгольского населения. Вершиной духовной культуры народа явилась «Тайная история монголов» (1240 год), ставшее впоследствии одним из выдающихся историко-литературных памятников мирового уровня. Эта летопись начала писаться неизвестным автором после Ехэ (большого) Курултая с 1229 года.

Самым древним памятником вертикального монгольского письма является текст, высеченный на каменной стеле, известной как «Чингисов камень» или «Стела Йисунке» (1226 год). Впервые текст «Чингисова камня» сумел расшифровать выдающийся бурятский ученый Доржи Банзаров. Дешифровкой занимаются и до сих пор, есть иные версии перевода нескольких слов. Например, спорным является перевод следующего места: «Йисунке отдали за заслуги 335 воинов» или же «он попал стрелой в цель от 335 саженей».


«Чингисов камень», каменная стела, посвященная достижению племянника Чингис хаана принца Йисунке, который установил рекорд прицельной дальности стрельбы из лука, 1224 год

Известно письмо Гуюг хаана папе римскому Иннокентию IV, написанное в 1246 году, где на монгольской печати отчетливо видны слова, говорящие о величии монгольского государства, и, чтобы все народы, свои и чужие, друзья или враги, трепетали и преклонялись перед ним. Сохранилось письмо Иль хана Аргуна, адресованное королю Франции Филиппу IV Красивому, датированное 1289 годом. Подобные тексты были на золотых и серебряных дощечках—пайцзах (ярлык, удостоверение), какие выдавались всеми монгольскими ханами, начиная с Чингис хаана.


Печать Гуюг хаана на письме 1246 года. (источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Guyuk_khan%27s_Stamp_1246.jpg)

Монгольская письменность за время своего существования использовалась на всех территориях монгольского господства от Золотой Орды на Западе до Желтого моря на Востоке. До недавних пор она являлась официальной письменностью в Бурят-Монголии, Монголии и Туве. В дореволюционной России письменность применялась калмыками и бурятами, как в буддийских монастырях, так и в учрежденных государством учебных заведениях. На монгольской письменности было создано большое количество исторических летописей, фольклорно-литературных, религиозно-философских сочинений, писались официально-правовые, мемуарные и языковедческие работы. Этой письменностью впервые были записаны героические поэмы-эпосы «Гэсэр» и «Джангар», представляющие собой вершину устного творчества монгольских народов. До нашего времени дошли отдельные памятники по различным отраслям знаний: молитвенные книги, субхашиты, философские, астрономические, медицинские сочинения, художественные произведения. Сохранились переведенные на монгольский язык уникальные буддийские сборники канонов как «Ганжур» из 108 томов и комментарии к нему «Данжур» в 208 томов. 


Монгольский Ганжур.

Распространялись буддийскими монахами ксилографические или рукописные переводы с тибетского языка как «Үльгэрэй далай» [Море притч], «Алтан гэрэл» [Сутра золотого блеска], «Найман гэгээн» [Восемь сияний], «Саран хүхын туужа» [Повесть о лунной кукушке], «Панчатантра», «Бигармижид» и многие другие. Среди простого народа пользовались популярностью сочинения нравоучительного характера, такие как «Оюун түлхюур» [Ключ разума], «Цагасун шибагун бичиг» [Наставления бумажной птицы]. Из рук в руки передавались, переписывались субхашиты, содержащие в себе правила поведения в семье и обществе. Многие ученые-ламы считали своим долгом написать нравоучительные произведения в жанре субашид, среди которых наиболее известны следующие сочинения:
  1.  Ринчен Номтоев. «Арадые тэжээхэ аршаанай дуһал» [Капля нектара, питающего мирян], «Һайн номнолто эрдэниин һан субашид» [Субхашита, или Драгоценное хранилище благих наставлений].
  2.  Галсан-Жимба Дылгыров. «Сагаан лёнхобын баглаа» [Букет белых лотосов], «Сагаан шүхэртын тайлбари» [Комментарии к «Белозонтичной Таре»].
  3.  Галсан-Жимба Тугулдуров. «Хүниие тэжээхэ дуһал» [Капля, питающая людей], «Миларайбын намтар» [Жизнеописание Миларайпы].
  4.  Данзан-Хайбзун Галшиев. «Билиг-үн толи» [Зерцало мудрости].
  5.  Доржи-Жигжид Данжинов. «Гурбан эрдэнидэ этигэл ябуулхын хүтэлбэри» [Руководство к принятию трех драгоценных прибежищ], «Юртэмсын сайн муу ябадалай илгалые тодоруулагша толи» [Зерцало, проясняющее различия между плохими и хорошими поступками], «Юрэ хара гэртэнэй анхаран абаха һургаал» [Наставления для мирян] и т.д.

Нюкская пайцза с надписью на квадратном письме, найденная у с. Нюки Кабанского района нашей Республики.

Остались безвестными, уничтожены и развеяны по ветру многие другие произведения. К счастью, сохранилось около пяти тысяч (малая часть из всего, что накопилось за несколько веков) наименований произведений на монгольской письменности, возможно еще лежат поштучно где-то в домашних алтарях. Много литературы хранится в фондах Центра восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. В 1992 году под редакцией доктора исторических наук Ш.Б. Чимитдоржиева был выпущен сборник летописей, переведенных на кириллицу, вызвавший большой интерес у бурятского населения. В частности: летописи Тугулдура Тобоева (о хоринских и агинских бурятах), Вандана Юмсунова (об 11 хоринских родах), Сайнцака Юмова (об истории селенгинских бурят), Дамби-Жалсан Ломбоцыренова (о селенгинских бурят-монголах), Цэдэбжаб Саха́рова (об истории баргузинских бурят).

В национальных архивах Республики Бурятия хранятся документы на старомонгольской письменности, что является неоценимым богатством. Большая часть этих документов относится к периоду 1820–1920 гг. и представляют ценность как источники, раскрывающие социально-экономические отношения и быт бурятского народа того периода. Здесь документы Агинской, Баргузинской, Селенгинской степных дум, Агинской инородческой управы, Тугну-Галтайского и Эгитуйского дацанов. Бурятские документы на старомонгольском можно классифицировать по пятнадцати темам:
  1. податно-налоговая документация.
  2. годовые отчеты инородных управ.
  3. сельские экономические магазины.
  4. земельные отношения.
  5. семейно-брачные отношения.
  6. исковые дела.
  7. народное просвещение.
  8. уртонная (почтово-перевозочная повинность) документация
  9. общественная жизнь и администрация.
  10. буддистская церковь.
  11. здравоохранение.
  12. законодательные акты.
  13. бурятская историография.
  14. монгольское делопроизводство.
  15. документы международных отношений.
Сколько книг кануло в небытие в результате грандиозных исторических катастроф! Вспомним степи, белые от листов буддийских книг после разрушения бурятских дацанов. Незнание монгольской письменности в наши дни закрывает доступ к историко-литературному наследию предков, делая его достоянием узкого круга ученых-востоковедов.

Монгольская письменность продолжает функционировать, оставаясь одной из государственных письменностей только во Внутренней Монголии. Из бурят вертикальное монгольское письмо применяется лишь населением Шэнэхээна в Китае. Ясным письмом Зая Пандиты пользуются ойраты, проживающие в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. В Монголии, несмотря на объявление вертикального письма государственной письменностью, все еще затрудняются осуществить полный переход к родному письму. За годы социализма к кириллице успели привыкнуть, но, как говорится, «вода камень точит». В России монгольская письменность изучается на факультетах востоковедения и монголистики, а у нас в Бурятии в Восточном институте БГУ, также в некоторых школах как факультатив. Поэтому есть надежда, что в каждом поколении кто-то будет владеть монгольским письмом. Отрадно, что современные молодые ученые приняли эстафету у признанных монголистов, ведут серьезную работу по разностороннему изучению монгольской письменности. В дацанах Бурятии начали проводить хуралы на бурятском языке, хувараки обучаются монгольскому письму. Такие многотомные буддийские сутры, как «Юм» (16 томов) читаются на языке монгольской письменности. Ученым-монголоведам в сотрудничестве со специалистами в сфере информацонных технологий, несмотря на сложности, удалось разработать компьютерную поддержку монгольской письменности. Монгольская кодовая страница в стандарте Юникод включает буквы, цифры, знаки пунктуации монгольской письменности, ясного письма (тодо бичиг), сибинского и маньчжурского письма, а также дополнительные знаки транскрипции (галиг) санскрита и тибетского письма.
      
      ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:
  1. Монголой нюуса тобшо. Сокровенное сказание монголов. Улаан-Үдэ, 1990.
  2. Алтан тобчи. Под ред. П.Б.Балданжапова. Улан-Удэ, 1970.
  3. Золтоева О.Ф. Старописьменный монгольский язык. Улан-Удэ: изд-во ВСГУТУ, 2007.
  4. Дамдинов Николай. Монголой эртэ урдын дурасхаалта бэшэгүүд // Газета «Буряад Үнэн».
  5. Намсарайн Б-Б. Хуушан монголшодой хуралдаан. // Газета «Толон». №2. 1992.
  6. ru.wikipedia.org. статьягай нэрэ хэрэгтэй


      «Возрождаются те, кто преклоняется перед предками,
      Вымирают и приходят в упадок те, кто преклоняется перед низшими,
      Становятся чужими те, кто преклоняется перед чужестранцами».


      Эпиграф к главе ХVII книги «Алтан тобчи» Мэргэн гэгээна.
      

Бурят-монгольская письменность Вагиндра

      
Автор: Цырен-Ханда Дарибазарова

Литература

998

Бурятский Да Винчи

Галдан Ленхобоев – эрудированный исследователь, этнограф, археолог. В республике Галдана Ленхобоева называли бурятским Далем: оказывается, он записал в улусах больше тысячи народных пословиц, поговорок, загадок.

Литература

1899

Алексей Гатапов: «Я думал, что смогу написать о Чингисхане лучше…»

Автор романа «Тэмуджин», писатель и историк, один из тех, кто вновь сосредоточил свое внимание на личности Чингисхана, интерес к эпохе которого не проходит все последние десятилетия, в беседе с Дилярой Батудаевой.