Музыка

Интервью как песня «а капелла»

13 марта 2019

692

С ее первого интервью мне прошло 16 лет. С тех пор все узнали подробности семейной истории Бадма-Ханды и даже изменения в личной жизни.

Интервью как песня «а капелла»
Певица успела пожить в Москве и с мая 2018 года вновь работает в Бурятии. Но за короткий срок она успела порадовать поклонников новыми неожиданными проектами. Поскольку Бадма-Ханда Аюшеева теперь еще и гражданка России, наше интервью неизбежно перетекало в политическую плоскость. Но даже в беседах на такую тему казалось, что она поет а капелло. Это ощущение усиливала манера артистки при упоминании любой песни тут же напевать ее.


Бадма-Ханда Аюшеева

— Бадма-Ханда, пользуясь возможностью, выскажу претензии многих слушателей и зрителей к певцам Бурятии. Почему вы все, в том числе исполнители народных песен, уже много лет поете одно и то же. Эстрадники, мало того, что халтурят под фонограммы, так еще и выезжают на новой аранжировке популярных песен советских лет. Но вам, исполнителям народных песен, проще найти забытые и редкие песни.

— Претензии принимаю. Отвечу за тех, кто, как я, исполняет народные песни. Ошибочно думать, что они уходят из памяти людей среднего и старшего поколения. Министерство культуры Бурятии не просто сохранило архивные записи, но и собрало ноты и тексты этнических групп бурят. Электронная база «Бурятские народные песни» находится на официальном веб-ресурсе республиканского центра народного творчества и открыта для всеобщего доступа. В прошлом 2018 году для пополнения этой электронной базы данных прошли фольклорные экспедиции по сбору бурятских народных песен в Харлун Бичурского района и Нарсата Мухоршибирского района. Сотрудники РЦМП записали народные песни и у моих сородичей — фольклорного ансамбля «Наян-Наваа» Шэнэхэнского землячества. Электронная база данных «Бурятские народные песни» открыта для всех на сайте байкалфолк.рф и soyol.ru.



— Добавлю, что обработаны аудиозаписи песен в исполнении участников республиканского конкурса исполнителей народных песен «Алтан гургалдай». Ты ведь на нем одержала свою первую победу, еще будучи школьницей. Но за столько лет исполнения почему так мало новых песен?

— Продолжу ответ. Для народных песен запись важна не меньше чем для эстрадных, потому что нужна качественная фонограмма «минус». То есть запись музыки под которую поют певцы, чтобы можно было выступать и без оркестра. Его невозможно возить с собой на каждое выступление. Качественно записать мелодию могут только за границей или в центральных городах России. Нам, «народникам» даже труднее, потому что эстрадный певец может найти музыкантов в любом городе. Народнику же придется везти с собой, например, моринхуристов или ятагистов. Даже в самый ближайший к нам город с хорошей студией звукозаписи Екатеринбург, вывезти группу музыкантов накладно. Кроме оплаты проезда, надо разместить музыкантов, кормить их. Запись альбома за один-два дня не сделать. У меня уже есть опыт, ведь я выпускала альбомы.

— Ты снималась для фильма о монголах мира. Автор фильма, известный монгольский журналист Буянбадрах потом рассказывал мне, что выбрал тебя героиней фильма за интересную судьбу твоей семьи, вернувшейся из эмиграции в Россию. За то, что ты, по его выражению, «традиционная шэнэхэнская бурятка». Мне пришлось ему сказать, что теперь Бадма-Ханда уже «российская бурятка», пережившая развод с первым мужем и переезд ко второму мужу. Конечно, это была шутка. Но вопрос напрашивается сам собой. Теперь ты все же ощущаешь себя российской буряткой полностью?

— Можно я отвечу, что 50 на 50? Поскольку то, что заложено строгим воспитанием никуда не делось. Да и сейчас, родители, особенно мама, мне всегда делают внушение, что я никакая не звезда. И сама я себя такой не ощущаю.

— А чем отличаются шэнэхэнские женщины от своих российских соплеменниц? Пожалуй, ты лучше всех теперь ощущаешь разницу.

— Скажу сразу, что я не критикую ни тех, ни других и давно не удивляюсь. Самое большое отличие видно внешне в том, как женщины кормят своих мужчин. Шэнэхэнские жены обслуживают за столом мужа, накладывая ему первому еду. Могут даже не присесть рядом. В России мужчина не видит ничего предосудительного в том, чтобы ухаживать за столом за женщиной. И я не могу сказать, чтобы мне это тоже не нравилось (смеется)



— А я помню, что моя бабушка так же кормила семью. Сначала мужа как главу семьи и добытчика, потом детям разливала суп и чай. Сама ела в последнюю очередь. Не столь уж давно мы утратили эту традицию. А ведь часто можно услышать от граждан Монголии и даже Внутренней Монголии Китая сетования на то, что российские буряты утратили свою культуру, язык и традиции?


— Я считаю, что так нельзя говорить, не зная всей истории бурят. Нельзя критиковать, тем более, сейчас, когда они стараются восстанавливать утраченную культуру и язык. Зато какие российские буряты образованные! Надо отдать дань России как государству, которое дало им образование. Надо помнить, что Монголию как государство помогали создавать именно российские буряты как Цыбен Жамцарано, Элбэг-Доржи Ринчино, Эрдэни Батухан, Бямбын Ринчен и другие. За годы СССР буряты стали одним из самых образованных народов. Помню как моя бабушка — первая из семьи съездила в гости к родне в Бурятию. Вернувшись, с гордостью рассказывала: представляете, среди российских бурят есть летчики! Тогда нам в Китае это казалось немыслимым. В те годы было очень сложно получить высшее образование, страна только вставала на путь реформ. Сейчас все по-другому. Поэтому монгольским народам, живущим в разных странах нельзя критиковать друг друга. Мы живем в разных государствах со своей сложной историей и непростой судьбой.



— Кстати, раз уж речь снова зашла о шэнэхэнцах. Как ты относишься к двум противоположным популярным мнениям о них. Некоторые их превозносят со словами: в миллиардном Китае несколько тысяч бурят сумели сохранить свой язык и традиции. Это спасители нашей культуры! Другие возражают, мол, легко сохраниться на самой окраине огромной страны, живя почти в изоляции. И какие они спасители, раз убежали за границу, не разделив со своим народом все трудности войн и репрессий?

— У меня совершенно другое, третье мнение. Я повторюсь, что надо сначала лучше узнать историю. Ведь не все шэнэхэнские буряты убежали только от гражданской войны и репрессий. Многие ушли по незнанию. Тогда не было фэйсбука, чтобы быстро обмениваться информацией. Нам сейчас легко судить. А тогда многие убегали в панике, чтобы спасти своих детей. Представьте себя на их месте, когда мимо вас бегут люди, крича от страха! Конечно, никто не захочет добровольно покидать свою родину. И нам надо быть благодарными Китаю, который принял бурят. И мы уже сто лет там живем так, что сохранили свой язык и традиции. Мы, современные шэнэхэнцы не виноваты в том, что там родились. Мы безгранично благодарны России, которая дала нам возможность вернуться. Вообще, есть древняя бурятская мудрость. В переводе на русский язык, ее можно перевести так: когда ты все время ноешь, хулишь и хаешь свою страну, то и жизнь в ней становится все хуже. Так нельзя, надо гордиться своей страной, славить ее.

— Да, я помню, как в том своем первом интервью ты удивлялась тому, что россияне любят ругать свою страну, смеяться над ней. Это редко встречается в Китае. Приезжая туда сейчас, ты гордишься, что он становится мировым лидером во всем?

— Конечно. Ведь я там родилась. Но горжусь не только по этой причине. Приезжая к родственникам, вижу, как они живут все лучше и лучше. Китай богатеет на глазах, очень много дотаций населению в помощь, льгот для бизнеса, строятся дома, высокоскоростные дороги.

— Я постепенно укорачивала косу. Пока в один момент не осознала, что уже 20 лет выступаю на сцене только в национальном костюме. Пора что-то менять хотя бы в облике. В остальном я все та же, пою на бурятском, говорю и думаю на нем. Сочетание этого с современной одеждой и прической даже интересно, так же как сочетание джаза и народных песен.



— Коллеги-журналисты, бывавшие в Шэнэхэне, с удивлением отмечали, что там очень много тех, кто поет как Бадма-Ханда. Отсюда пришли к горькому выводу — получается, что за советские годы мы утратили и способность так петь народные песни? Помню как Назим Надиров, возглавляя жюри, отметил, что Дашима Соктоева поет по-бурятски, остальные артисты поют по-советски. Это сказал человек, не знающий бурятского языка и того, что Дашима как и ты шэнэхэнская бурятка.

— Ваши коллеги правы. В Шэнэхэне много прекрасных исполнителей народных песен. Возможно, это связано как раз с тем, что мы как будто законсервировали свою культуру. С одной стороны это хорошо. Но с другой стороны, в Советском Союзе буряты получили возможность научиться европейскому пению. Сколько великолепных оперных певцов у нас!

— Нет ли у тебя ощущения, что исполнительниц народных песен становится меньше? Нет желания передать свои умения и стать преподавателем? Насколько это возможно? Или передается от природы?

— Пока еще не думала об этом. Возможно, что решусь стать багшой на пенсии. А умение петь народные песни, считаю, что дано от природы. Какие вокальные данные она подарила. Это так же как данные для балета. Или они есть, или их нет.


 Открытие бюста Намжила Нимбуева в г. Плиска (Болгария), ноябрь, 2018 г. 

— Что видишь когда поешь старинную песню Наян-Наваа? Есть версия о том, что там поется о местности в Ираке? Другие историки утверждают, что в ней говорится о месте возле озера Кукунор (Хүхэ нуур) на границе с Тибетом.

— Я склоняюсь к тому, что эта песня описывает места в Ираке. Потому что говорится о том, как виноград забивался в копыта коней. Сомневаюсь, что на границе с Тибетом рос виноград. (напевает куплет из песни, где говорится о винограде). В связи с этим, хочу напомнить, что почти все народные песни рождались в разных исторических ситуациях. Например, песня «На берегу Онона» («Ононой эрьедэ») появилась, когда шэнэхэнские буряты покидали родину. И поэтому они ее не любят. Мама запрещает мне ее петь. Есть даже термин такой «түүхын дуунууд» — исторические песни. В них описываются происходившие когда-то реальные события: переселение племен, переходы через границу, участие в войнах. (напевает песню о Шилдэ-Занги)

— Да, мне очень нравится песня Шилдэ-Занги, которого казнили во время проведения границы между Россией и Маньчжурским Китаем, когда Шилдэ пытался вернуться сюда. Когда представляю, что он пел эти слова перед казнью, мурашки бегут по коже. Мечтаю, чтобы современные певцы исполняли песни о Бабжа-Барас баторе, Шоно баторе. В Усть-Орде с удивлением узнал, что известная песня «Наёлаг» вовсе не веселая застольная, а грустная о разлуке с любимым. Кстати, почему ты не поешь песни западных бурят?

— Я все бурятские диалекты понимаю. И мне безумно нравится эхиритский диалект. Потому что в нем сохранились древние бурятские слова. Моя бабушка по маме их говорила. Я обязательно буду петь песни западных бурят и песню «Наёлаг» я слышала. (напевает)



 Многие пожилые буряты сохранили умение импровизировать, сочинять на ходу песни. Говорят, что этому раньше учились на молодежных играх — наадан, когда обменивались шутками в песенной форме. Бадма-Ханда это умеет?

— Нет, к сожалению, может, научусь к старости. Митуп Михайлович это очень хорошо умел. Он говорил иногда стихами. Пока планирую восстанавливать свадебные песни. Например, төөлэйн дуунууд — песни при подношении бараньей головы почитаемому гостю. Аягын дуунууд — песни чаши при поднесении чарки. Сейчас в основном изредка поют песни-наказы жениху или невесте. Меня бабушка научила петь почти 16 куплетов Басаганай захяа дуун или Уусын дуун. Дословно переводится как «песня крестца», потому что ей сопровождали поднесение невесте мяса с крестцовой части животного. В песне даются советы девушке как вести себя в чужой стороне. (напевает первый куплет) Нравится песня-обращение невесты к мужу с просьбой отпускать ее погостить к родным. 

— Спасибо за обширное интервью вперемешку с народными песнями. Слушая их, еще раз убеждаюсь, что народная песня хороша сама по себе. Слушать тебя без музыкального сопровождения а капелла это особое наслаждение, когда инструменты не заглушают мельчайшие переливы голоса.
Автор: Андрей Ян

Музыка

118

Билигма Ринчинова - рожденная петь

11 и 12 мая в театре оперы и балета состоялась премьера оперы Джузеппе Верди «Риголетто». Главную партию Джильды исполнила солистка театра Билигма Ринчинова.