Из истории бурятского народа

Сражение века

30 апреля 2021

268

Уходящие годы, а вместе с ними — участники войны, наступивший юбилей Великой Победы над фашизмом побуждают вновь и вновь обращаться к светлой и скорбной памяти героев, защищавших нашу сегодняшнюю жизнь.
Имена погибших в боях, умерших от ран, от болезней фронтовых условия, вернувшихся с войны изувеченными, еще остающихся в безвестности, должны стать известными. Широко и навечно.

«Это нужно не мертвым,
Это нужно живым».

«Да святится имя твое» ...


Василий Васильевич Башханов, участник сталинградской битвы 


Фронтовикам тяжело вспоминать пережитые на войне потрясения, гибель боевых друзей, потерянную молодость. Все противоестественное, что несет война. Многое так и унесли с собой ушедшие в мир иной.
Не проявив в свое время должного внимания, тактичной настойчивости, приходится теперь запоздало, по крупицам собирать сведения, открывать их подвиг, их место — отца, брата, деда, молодых девушек-фронтовиков, — в тех гибельных, сегодня ставших историческими, событиях.
Приходится виновато признавать невозвратно, непростительно упущенное, не остановившись однажды за мелочной повседневной суетой перед великим, которое прошло рядом.

«Большое видится на расстоянии»?

И да, и нет. В нашем случае это было неотложно. А мы все откладывали на потом. Но пусть будет уроком.
В детстве я слышала,как мой отец негромко, как-то подавленно проговорил не совсем понятный тогда для меня обрывок своих тяжелых воспоминаний; «Нашу 62-ю армиюобъединили с 64-й армией...» И все.Почему объединили? Зачем? Никаких пояснений. Больше отец никогда не говорил о войне.

Как многие бурятские дети (мне было тогда около 10),я была приучена не встревать в разговор взрослых и не стала тогда расспрашивать бесцеремонно, видя отца не в лучшем состоянии... Осталась при своих детских мыслях: ну объединили да объединили, это дела взрослых на войне.
Конечно, я знала, что он был на фронте, воевал.Видела его изувеченную руку, следы раны на ноге; с годами он стал плохо слышать: сказалась тяжелая контузия. Врачи не могли помочь.Моей задачей, как старшей из детей, было помогать отцу во всех его тяжких трудах жизни на селе. И дома, и во дворе по хозяйству, и на его работе мы с ним управлялись в три руки: мои две детские и одна его рука.
Время пролетело в вечных хлопотах. Учеба, проживание вдали от родительского дома, ставшие редкими встречи с отцом. Суета сует. Непростительное невнимание к нему (держится на ногах и ладно); откладывание нужного разговора, расспросов о военных годах и не только на потом (не растравлять, не ворошить лишний раз пережитые им боль, ужасы войны и послевоенных испытаний, уготовленных фронтовикам) — и вот уже нет отца. Не успела. Упустила. Вечная вина детей перед отцами.

***
В июне 1999 года по телевидению шел фильм «Ангелы смерти», посвященный Сталинградской битве. Только тогда, во время просмотра раскрылись трагический смысл, исторический контекст сказанного (недосказанного) отцом много лет назад. Но не забытого мною.
Вфильме есть эпизод, где идут переговоры по прямому проводу командующего армией Василия Чуйкова со Ставкой. Верховный главнокомандующий задаёт Чуйкову такой вопрос: «Сколько осталось от 62-й армии?» Командующий армией кричит в трубку:"От 62-й армии практически ничего не осталось!!!"
Приковала внимание формулировка вопроса Верховного. Не только справляется о ходе сражения за город, что вполне объяснимо. Он целенаправленно выясняет, сколько в живых осталось от армии и осталось ли. Верховный главнокомандующий знал беспрецедентную даже на войне ситуацию, образовавшуюся вокруг Сталинграда. Знал,что 62-я армия погибнет. Вся. Что за Сталинград сражаются, защищают его смертники!
В июне 1999 я узнала, что одним из них был мой отец, Василий ВасильевичБашханов.
Вот о чем он хотел сказать мне в далеком моем детстве! И не смог. Видимо, он решил пощадить, поберечь детскую психику.
...Шок. Даже в зрелом возрасте. Когда довелось заново открыть для себя Сталинград, ставший фронтовой, да и всей судьбой моего отца. И моей, как и всех детей войны. Запоздалое, сокрушающее осознание потерянного, невозвратного. Рядом со мной прошла величайшая трагедия страны. Одним из героев в эпицентре ее по воле судьбы оказался отец. Достойно держался. Сражался героически. Как и все защитники города-цитадели. Его подвиг и подвиги боевых товарищей вошли в историю Сталинградской битвы. Обэтом поведала газета в тридцатилетие исторического события под рубрикой «Мы помним, товарищ».

Времена не выбирают

«Времена не выбирают. В них живут и умирают» ...На поколение сороковых-роковых пришлись жестокие времена. Жестокий век выпал.Но жребий свой, крест свой оно пронесло стоически. Героически. Наши отцы и деды спасли мир от фашизма. Их подвиг «надо писать и описывать заново».
Новые времена открыли много ранее неизвестных страниц истории Великой Отечественной войны. Сохранились письма фронтовиков, дневники и другие свидетельства об огненных годах из первых уст, из первых рук.
«Рукописи не горят» ...Летопись войны сквозь призму времени, призму кинокамер раскрывается в ее максимальной достоверности, полноте освещения, в ее глубоком драматизме и неоднозначности.
Сегодня исследования военных специалистов, журналистов, художественно-исторические произведения писателей и поэтов, кинематографистов, основанные на архивных документах, на их разностороннем анализе, на собственном опыте участников великих событий, воссоздают многоплановую, панорамную картину и Сталинградской битвы и в целом Второй мировой войны.
Бесценны свидетельства ветеранов Великой Отечественной. Обрывки их воспоминаний, скупые, но страшные в своей простоте и краткости, незабываемы.
Дочери ветерана, сегодня пожилые женщины, запомнили сказанное отцом: «Их поднимаешь (бойцов в атаку — А.В.), а они все падают» ...
Другой ветеран и сегодня с содроганием вспоминает: «От увиденного в дни войны одни мгновенно седели, другие... немели».
И это помимо ранений, гибели людей.
«На войне сходят с ума!» — сказал генерал, повидавший всего с его профессией.
Сколько же еще жертв надо прибавить к числу погибших и раненых на Великой Отечественной!

Трагедия Сталинграда

При всех неисчислимых и неизмеримых потерях, бедствиях войны 1941-45 годов особо выделяется Сталинград. «Трагедия Сталинграда», — названо это явление в истории войны.Не только в силу геополитического значения, местоположения на Волге, на своеобразном рубеже и уже в глубоком тылу. Вся европейская часть СССР была оккупирована. Дальше отступать некуда. «Ни шагу назад!» Приказ № 227 пришелся на защитников Сталинграда, на 62-ю армию, которая одна выступила против многократно превосходящих сил врага. Город носил имя первого лица государства. Город — символ.Последний восточный форпост. «За Волгу нельзя было пускать врага», — скажет фронтовик, участник сражений.
На Урал и в Сибирь была эвакуирована вся промышленность из центральных областей страны. Взятие врагом Урала означало взятие всех промышленных резервов, перекрытие важнейших водных и железнодорожных путей, связывающих центр России с Северным Кавказом, Средней Азией, Сибирью.
Сталинград — важнейший арсенал Родины, важнейший стратегический узел страны.
Все эти факторы имели место быть. Они были известны с советских времен. Они объясняют героизм защитников Сталинграда, особое упорство защитников города, особую жестокость сражения, особое внимание бойцов всех фронтов да и всего мира к ходу битвы за этот город.
Но это еще не все, что предопределило трагедию Сталинграда, гибель целой армии, и в последующем обусловило ту невиданную силу отчаянной, многомесячной битвы, бойни! которая переломила ход войны, развернула войну назад, обратно, а позднее дало городу, нет, не название, а высокое звание «Сталинград — столица всей Великой Отечественной войны».

***
Вопрос из кинофильма «Ангелы смерти» заставил внимательно прислушиваться ко всем телепередачам, посвященным исторической битве; искать ответ на вставшие собственные вопросы в книжных и других публикациях:
«Почему 62-я армия оказалась в заведомо гибельном положении ипочему она одна оказалась на защите Сталинграда против главных ударных сил врага, уже подошедшего к городу, как мы теперьзнаем,с северо-запада?
Почему другие части Красной армии не вступили в схватку с врагом одновременно с 62-й армией?
Как образовалась такая ситуация под Сталинградом?

«Это война»...

На часть вопросов обрывочные, фрагментарные ответы нашлись в записях, сделанных мною наспех: пыталась успевать за ходом телепередачи (т/канал «Вести», 3001.2009, 16-17 ч.).
«Самая плохая запись лучше самой хорошей памяти». Сохранившиеся даже оборванные на полуслове тексты услышанного по TV, в сокращениях, иногда не поддающиеся уже расшифровке, все-таки содержат бесценную информацию по нашей теме.
Записи сказанного участниками телепередачи все даны в кавычках: я предоставляю читателям тексты, подготовленные их авторами — военными специалистами, журналистами, ветеранами войны и другими участниками телепередачи, т.е. тексты авторских трудов. Но у меня не сохранились их имена, фамилии; потому не могу называть их, ссылаться и приношу извинения. Я указываю даты телепередач. В случае необходимости проверки, уточнения данных излагаемого материала по теме «Сталинградская битва» может помочь найти источник по указанным датам TV-передач: 30.01.2009, т/канал «Вести», 16-17 часов, а также TV 07.06 TNT, TV.08 (неполные данные; так написано).
Огромный материал — посвященные Сталинградской битве документальные исследования архивных материалов, воспоминания военачальников, командиров дивизий, самих участников битвы, а также художественно-исторические произведения, стихи отечественных и зарубежных поэтов и писателей — сосредоточены в Антологии художественных произведений в 3-х томах, изданной в Волгограде в 1993 году к 50-летнему юбилею исторической Победы.
Создан целый пласт литературы, названной «Сталинградская поэзия».
Также отметим, что не имеем никакого — ни морального, ни профессионального, — права давать некорректные комментарии ранее неизвестным негативным фактам из истории войны. Пребывая в сегодняшних мирных условиях, осуждать командиров,военачальников за ошибки, за случаи поражения на войне?Кто поступил бы на их месте лучше? Избежал бы ошибки в тех непредсказуемых,трагических обстоятельствах?"Это война«, — скажет ветеран, фронтовик.
Да, ошибки, неразрешимые ситуации, тысячи случайностей войны стоили гибели людей. Но кто хотел гибели своих солдат? Соотечественников? Это война...
Мы ищем только объяснение по нашим вопросам о начальном периоде в Сталинградской битве. Только факты. Принять их к сведению. И помнить...
Вот один из них в записи;
«...Отступление Хрущева с Харькова привело немцев к Сталинграду»...
Немцев привлек Сталинград и своим географическим положением, его стратегическим значением, тем, что он оказался на пути врага к Бакинской нефти, к Уралу.
А вот ответ на вопрос о причине трагедии Сталинграда.
«Главная причина Сталинградской трагедии — неверное определение направления главного удара.
Сталин попался на дезинформацию и готовился к новому наступлению немцев на Москву.
А те готовили захват Сталинграда.
Сталинград же оказался не готов к защите.
Только случайно подбитый немецкий самолет помог нам: офицер генштаба, майор Рейхель, летевший на южный фланг советско-германского фронта в июне 1942 года, в нарушение своих инструкций вез с собой все документы с планом захвата Кавказа, Сталинграда и Урала...
Гитлер, узнав об этом, впал в неописуемую ярость и жестоко наказал своих военачальников, виновных в утрате документов; допустивших несвойственную немцам халатность.
А нашему командованию, по воле случая? судьбы? Бога? получившему буквально все карты в руки,ничего не оставалось, как принимать новое стратегическое решение: спешно готовить защиту Сталинграда.
Но! Для переброски войск на Сталинград требовалось время. А его уже не было: немцы шли на этот город и были близко.
«Подошедшие из-под Харькова части, обессиленные жестокими боями там, в западных областях, были не в состоянии оказать серьезное сопротивление свежим танковым дивизиям немцев, уже подошедших к Сталинграду. У них не было боеприпасов. Воевать было нечем! Бойцы с голыми руками вступали в бой с немцами, чтобы добыть у них оружие...» (TV «Вести», 30.01.2009).
Получив по воле случая ценнейшие сведения о готовящемся нападении на Сталинград (по «Антологии: Верховный поначалу с недоверием отнесся к ним, подозревая дезинформацию), а также памятуя о близости города к стратегическим путям на Баку, начали спешно укреплять Сталинград с юго-запада, со стороны Дона» (Т/к «Вести», 30.01.2009, 16-17 ч.). А враг подошел с северо-запада. Туда и была брошена только прибывшая с востока 62-я армия (есть заметка, что она по каким-то причинам была отрезана от 64-й — А.В.). Это предстоит выяснить у военных историков.
«На защиту родного города выступило ополчение из высококвалифицированных рабочих военного завода. Это были люди, своими руками собиравшие танки, знавшие все детали, все дефекты, уязвимые места танка. Гражданские защитники оказались очень грамотными противотанковыми бойцами. Они смогли продержаться до подхода частей Красной Армии под командованием генерала Родимцева» (TV «Вести», 30.01.2009, 16-17 ч.).

«Переправа, переправа!..»

В той же телепередаче не раз повторялось: «Если бы генерал Родимцев опоздал на 1-2 дня, Сталинград был бы взят». Город уже был окружен со всех сторон. Фашисты рвались к вокзалу, к Центральной пристани. Защитники города бились за каждый пятачок на правом берегу. Но силы были неравны.
Подошедшая в левого берега 13-я гвардейская дивизия Родимцевадолжна была стать большой подмогой истекающей кровью 62-1 армии, спасением жителей города.
И она стала спасением. Но какой ценой! Через какую трагедию она добралась до правого берега!
Это тоже часть героической битвы за Сталинград, часть трагедии Сталинграда.
Из записи телепередачи 30 января 2009 года:
«В составе частей под командованием генерала Родимцева, подошедших с левого берега Волги, было 10 тысяч солдат и офицеров. Из них 6 тысяч (или 4? Так записано) погибли: утонули при переправе, не побывав в бою. Многие кричали: „Помогите!“ С другого берега смотрели на них и плакали: ничем не могли помочь»...
Шедшие на помощь солдаты 13-й гвардейской дивизии гибли на глазах ждавших их людей. Не сделав ни одного выстрела во врага. Они спешили спасти Сталинград. Спешили на помощь 62-й армии, которая билась одна в дни с многократно превосходящими вражескими полчищами, нежданно хлынувшими на город с северо-запада... Ах, война!

***
Сами собой всплывают знакомые со школьных лет строки из «Василия Теркина» А. Твардовского:
Переправа, переправа!
Берег левый,
Берег правый!..
За ритмичными строками, повествующими с оптимизмом о героизме советского солдата, не очень-то и представлялось, сколько бойцов не доплывало до другого берега.
Широко известно форсирование Днепра; десятки рек повсей Европе, преграждавшие путь нашим войскам... Висла... Одер... Эльба... А с другого берега бойцов встречали шквальным огнем, даже если они доберутся до него. Сколько их осталось в волнах больших и малых рек войны... Берег левый, берег правый...
Половина дивизииРодимцева погибла при переправе через Волгу.
В «Антологии...» этому трагическому эпизоду нет свидетельства. Есть только несколько строк, где упоминается дивизия:
«Переправленная 14 сентября из Красной Слободы в центр города 13-я гвардейская дивизия Родимцева, которую послали из резерва Ставки Верховного Главнокомандующего лишь потому, что иначе пришлось бы сдать город, таяла. Требовалось мощным контрударом отвлечь силы противника от центра, чтобы 13-я гвардейская смогла удержать позиции. И на бронекатерах в районе тракторного был высажен десант моряков — здесь фашисты побежали» («Антология художественных произведений о Сталинградской битве» : в 3-х т. Т.1, с. 420).

«Нашу 62-ю армию присоединили к 64-й»...

Ко времени подхода уцелевшей половины 13-й гвардейской дивизии к Сталинграду «от 62-й армии практически ничего не осталось»... Армия полегла под стенами города, но не отступила ни на шаг. Врага, многочисленного, многосильного, задержала. Сталинград не сдала.
Там был и сражался за город мой отец. Он оставался в очень малом числе еще живых бойцов 62-й, продолжал воевать до ноября 1942 года. Вот эту горстку, оставшуюся от армии, и присоединили к 64-й армии. Об этом и говорил мне отец в моем детстве. Какая трагедия стояла за недоговоренной фразой, — трудно, фрагментами, по крупинкам раскрывается только с недавнего времени. Простите нас, наши отцы, родные, все погибшие на той войне, но защитившие сегодняшний мир. Сегодняшнюю жизнь.
К 30-летию Сталинградской битвы об этом сражении под заголовком «Участник эпопеи» опубликован материал в газете «Знамя Ленина» (Усть-Ордынский округ) от 2 декабря 1972 г. Вот фрагмент из статьи:
«Одним из участников сражения был житель села Баянгазуй Василий Васильевич Башханов. Он воевал под Сталинградом с 3 сентября 1942 года. Был командиром взвода противотанковой артиллерии в составе 62-й армии маршала Советского Союза Василия Ивановича Чуйкова.
На подступах к городу шли ожесточенные бои. Вблизи села Макеевка в день сражения один окоп переходил 7 раз из рук в руки. Мало что уцелело в городе от вражеских бомбардировок фашистской авиации.
18 сентября 1942 года взвод лейтенанта Башханова в одном из боев на подступах к Сталинграду уничтожил три немецких танка. Воины взвода проявили при этом мужество и отвагу».
В ноябре отца тяжело ранило. Он был найден похоронным отрядом лежащим без сознания среди погибших его боевых товарищей, бойцов его артиллерийского взвода. На подступах к Сталинграду. Отправлен на лечение в Ворошиловград, Махачкалу, оттуда через Каспий в Ташкент. Там он полтора года пролежал в госпитале, перенес ряд операций. Домой вернулся в 1944 году откомиссованным по инвалидности.
На этом испытания его на прочность не закончились. После войны отец разделил дальнейшую судьбу своего поколения — репрессии 1947 года на фронтовиков, в которых будет фигурировать некий прокурор- уголовник и взяточник. Но об этом в другом издании.
Отец награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны, множеством медалей.
Есть полная уверенность: если бы не получил тяжелые увечья,защищая Сталинград, и судьбе было бы угодно дать ему воевать дольше, отец с его самоотверженностью и мужеством непременно заслужил бы много высоких наград и званий.
А впрочем, слава всем добрым силам за то, что он чудом, только чудом! остался жив в тех смертных боях. Его жизненный путь, его стойкость и выносливость, светлые человеческие качества заслуживают описания в отдельной книге, посвящённой его светлойпамяти.
Приковывает внимание любое упоминание о героической, легендарной 62-й армии, ставшей судьбой отца, судьбой страны.
Есть интересная запись относительно ее командования. Это художественный фильм. К сожалению, второпях не успела записать название его и дату показа, кроме такого обрывка: TV.08. Но эпизод интересен, и достоверность его постановки не вызывает сомнений: это исторический факт, имеющий документальное подтверждение, известный военным и фронтовикам-ветеранам.
Что до Василия Чуйкова. командующим 62-й армией был Лопатин, есть подтверждение в «Антологии художественных произведений о Сталинградской битве» в части «В.И. Чуйков. Сражение века».
Но почему его сменили на Чуйкова? Причем буквально перед началом сражений за город.
Взаписи: «Н. Хрущев (он был членом Военного совета, что тоже подтверждает „Антология...“ — А.В.), вызвав в штаб Чуйкова, говорит ему: „Командующий армией Лопатин считает, что его армия не сумеет отстоять Сталинград, и хочет увести ее за Волгу. Этого делать нельзя. Как считаете Вы?“
Генерал Чуйков твердо ответил (не без крепких русских слов), что отступление 62-й армии — это гибель Сталинграда. Это невозможно».
Хрущев назначает Чуйкова командующим. В кадре: Лопатин, сдавая 62-ю армию Чуйкову, говорит ему: «Она не удержит Сталинград» (конец записи).
Удержала Сталинград 62-я армия под командованием Василия Ивановича Чуйкова. Не отступила ни шагу назад. Полегла вся. Но не отступила.
Можно ли сегодня, через 75 лет, обвинять командовавшего армией Лопатина в пресловутом пораженческом настроении? Наверное, нет. Бывший командующий 62-й армией Лопатин не мог не видеть и не понимать простую, жестокую арифметику более чем неравного соотношения сил. Что в общем-то доказала реальность тех дней: его армия погибла. Встав живым, неодолимым щитом под стенами Сталинграда.
Командующий хотел сохранить свою армию в живых.
И здесь, конечно, надо говорить о той невероятной силе народного духа, которая творила чудеса и спасала Родину и на Бородинском поле, и на берегах Волги.
Когда защитники сражались, даже если это было невозможно. Когда война становилась Отечественной. Народной. Этим духом обладал Василий Иванович Чуйков. В историю вошло имя этого командира. Вместе с именами его героев — бойцов 62-й армии, в силу духа, мужество и природный ум которых он верил всегда. О героическом подвиге своих солдат командующий написал книгу «Сражение века». Вот что он пишет о них:
«На первом плане в моих размышлениях был солдат. Он — главный участник войны. Ему раньше всех приходится сталкиваться с врагом лицом к лицу. Порой он больше знает психологию солдат противника, чем генералы, наблюдающие за боевыми порядками врага с наблюдательного пункта. Он изучает характер врага, потому что природа дала ему ум, сердце, способность мыслить и не только понимать волю своего командира, но и оценивать обстановку и замысел противника. По поведению солдат противника на поле боя, при столкновении с ним — он больше, острее других чувствует моральные силы врага... Даже в самом горячем бою хорошо подготовленный солдат, зная моральные силы противника, не боится его количественного превосходства...» («Антология художественных произведений о Сталинградской битве» в 3-х т. Т. 3. — 2-е издание, с изменениями. — Волгоград: Управление печати и информации, 1993).
Сегодня, располагая исследовательским материалом, подготовленным специалистами, можно видеть: трагедия Сталинграда в том, что он оказался не готовым к защите, к оборонительным боям. Он был застигнут врасплох.
Защиту Москвы и Ленинграда готовили с первых же дней войны: две столицы не могли не ждать нападения врага: они и к западной границе ближе.
От Москвы отбили врага в 41-м. Готовились к новым наступлениям немцев на столицу. По дезинформации.
Ленинград занял круговую оборону. В блокаде, погибая под обстрелами, умирая от голода, он продержался не один год.
Сталинград же — в глубоком тылу, на Волге. Командование не ожидало нападения на этот город. И только чудо, счастливый (если в нашей теме уместно это слово) случай, — подбитый немецкий самолет с ценнейшими документами о планируемом захвате Кавказа — Сталинграда — Урала, — спас от еще большей трагедии и город, и страну. Спас ценой жизни целой армии, буквально бросившейся на многотысячную амбразуру под Сталинградом.
Главным героем Сталинградской трагедии Главными Героями этой исторической битвы, повернувшей войну назад, конечно, стала 62-я армия, принявшая главный удар врага на себя. Генерал Василий ИвановичЧуйков, не побоявшийся в гибельном положении принять командование армией-смертником, не ошибся, поверив в силу, мужество, героический дух советского солдата. Вместе они отстояли Сталинград, переломив ход всей Великой войны.

Сибиряки — народ надежный, кряжистый
Форты и бастионыСталинграда

На помощь Сталинграду шли дивизии с востока, со всех сибирских,дальневосточных, центральноазиатских регионов страны.
97-я особая ударная Сталинская бригада Сталинградского фронта, в составе которой воевал мой отец, формировалась (по сведениям из Совета ветеранов) в Улан-Удэ на станции Дивизионная. В республиканском военкомате сказано, что со всего региона Забайкалья и Иркутской области сборный пункт отправлявшихся на фронт частей Красной Армии был на станции Мальта Иркутской области.
97-дивизия была на местах боевых действий с февраля 1942 года, что известно мне из письма из архива Министерства обороны РФ (г. Подольск). С летних месяцев 1942 года (с августа) 97-я в составе 62-й армии вышла на защиту Сталинграда и приняла на себя первые удары немецких войск, напавших на город с северо-запада. А спешную подготовку к защите города после захвата в плен немецкого летчика начали с юго-запада.
Все дивизии, пришедшие в Сталинград, выходили против вражеских частей, с которыми до них уже сражалась 62-я армия.
Сибирякам посвящена документальная повесть Василия Гроссмана «Направление главного удара». Стоит просто выписать без комментариев хотя бы очень малые отрывки из текста повести, воспроизводящие тяжелейшие картины того Сталинграда, а главное, тот дух, героизм, ставший постоянным, повседневным явлением сражающегося города, которые решили исход исторической битвы.
«Всю огневую тяжесть бесчисленных минометных батарей, тысячи орудий и воздушных корпусов обрушили немцы на северную часть города, на стоящий в центре промышленного района завод «Баррикады». Немцы полагали, что человеческая порода не в состоянии выдержать такого напряжения, что нет на земле таких сердец, таких нервов, которые не порвались бы в диком аду огня, визжащего металла, сотрясаемой земли и обезумевшего воздуха.
Здесь был собран весь дьявольской арсенал германского милитаризма — тяжелые огнеметные танки, шестиствольные минометы, армады пикирующих бомбардировщиков с воющими сиренами, осколочными, фугасными бомбами. Здесь автоматчиков снабдили разрывными пулями, артиллеристов и минометчиков — термитными снарядами. Здесь была собрана германская артиллерия от малых калибров противотанковых полуавтоматов до тяжелых дальнобойных пушек. Здесь ночью было светло от пожаров и ракет, здесь днем было темно от дыма горящих зданий идымовых шашек германских маскировщиков. Здесь грохот был плотен как земля, а короткие минуты тишины казались страшней и зловещей грохота битвы.И если мир склоняет головы перед героизмом русской армии, если русские армии с восхищением говорят о защитниках Сталинграда, то уже здесь, в самом Сталинграде, бойцы Шумилова с почтительным уважением произносят: «Ну, что мы? Вот люди: держат заводы. Страшно и удивительно смотреть: день и ночь висит над ними туча огня, дыма, немецких пикировщиков, а Чуйков стоит. Грозные эти слова для военного человека: направление главного удара — жестокие, страшные слова. Нет слов страшнее на войне и, конечно, не случайно, что в хмурое осеннее утро заняла оборону у завода сибирская дивизия полковника Гуртьева. Сибиряки — народ коренастый, строгий, привыкший к холоду и лишениям, молчаливый. Любящий порядок и дисциплину, резкий на слова. Сибиряки — народ надежный, кряжистый. Они-то в суровом молчании били кирками каменистую землю, рубили амбразуры в стенах цехов. Устраивали блиндажи, окопы, ходы сообщения, готовя смертную оборону («Антология...». Т.2, с. 195-196).
«...В отражении немецких атак великую заслугу имела артиллерия. ...Радио связывало их с огневыми позициями, и десятки мощных дальнобойных орудий на левом берегу жили одним дыханием, одной тревогой, одной бедой и одной радостью с пехотой. Артиллерия делала десятки замечательных вещей: она прикрывала стальным плащом пехотные позиции, она корежила, как картон, сверхтяжелые немецкие танки, с которыми не могли справиться бронебойщики; она, словно меч, отсекала автоматчиков, лепившихся к броне танков, она обрушивалась то на боевую площадь, то на тайные места сосредоточения, она взрывала склады и поднимала в воздух немецкие минометные батареи. Нигде за время войны пехота так не чувствовала дружбу и великую помощь артиллерии, как в Сталинграде.
В течение месяца немцы произвели сто семнадцать атак на полки сибирской дивизии» («Антология...». Т.2, с. 196, 199).
«...Все это происходило на фронте длиной около полутора-двух километров. Этим грохотом можно было оглушить человечество, этим огнем и металлом можно было сжечь и уничтожить государство. Немцы полагали, что сломают моральную силу сибирских полков. Они полагали, что перекрыли предел сопротивления человеческих сердец и нервов. Но удивительное дело: люди не согнулись, не сошли с ума, не потеряли власть над своими сердцами и нервами, а стали сильней и спокойней. Молчаливый кряжистый сибирский народ стал еще суровей, еще молчаливей; ввалились у красноармейцев щеки, мрачно смотрели глаза. Здесь, на направлении главного удара германских сил, не слышно было в короткие минуты отдыха ни песни, ни гармоники, ни веселого лёгкого слова.Здесь люди выдерживали сверхчеловеческое напряжение. Бывали периоды, когда они не спали по трое, четверо суток кряду, и командир дивизии, седой полковник Гуртьев, разговаривая с красноармейцами, с болью услышал слова бойца, тихо сказавшего: „Есть у нас все, товарищ полковник, и хлеб — девятьсот граммов, и горячую пищу непременно два раза в день приносят в термосах, да не кушается“.
Гуртьев любил и уважал своих людей, и знал он — когда солдату не кушается, то уже крепко, по-настоящему тяжело ему. Но теперь Гуртьев был спокоен. Он понял: нет на свете силы, которая могла бы сдвинуть с места сибирские полки. Великим и жестоким опытом обогатились красноармейцы и командиры за время боев. Еще прочней и совершенней стала оборона Сталинграда» («Антология...». Т.2. Василий Гроссман. «Направление главного удара», с. 200).
И.И. Людников, командующий 138-й стрелковой дивизии 62-й армии, писал:
«Выйдя к Сталинграду и прорвавшись севернее города к Волге, противник считал что советские войска уже на грани истощения, и что давно ожидаемая победа близка. Однако, несмотря на огромное превосходство в силах и средствах, врагу не удалось сломить сопротивление защитников города. О крепость на Волге, фортами и бастионами которой были, прежде всего, мужество и героизм советских людей, их непреклонная воля к победе, и разбилась лавина огня и стали, обрушенная на город гитлеровцами». («Антология...». Т.2, с. 3).
Весной 1943 года в Сталинграде и окрестностях города не выросла трава... Земля была сплошь покрыта осколками снарядов, бомб, искореженным металлом, выжжена, вытравлена огнем. Под этими снарядами, бомбами, под этим огнем выстояли и отстояли город люди. Защитники Сталинграда.
В память о сражении века возведен грандиозный Мемориал Победы на Мамаевом кургане. Земля возродилась, зацвела. Город отстроен. Город-герой Сталинград. За него сражался и мой отец.
В одной из республиканских газет журналист, недавно посетивший Мемориальный комплекс на Мамаевом кургане, написал, что там есть особый памятник под названием «Стоявшим насмерть»... Он посвящен, конечно, всем защитникам Сталинграда. По большому счету, защитникам всей многонациональной страны, но в первую очередь 62-й армии, пришедшей из Сибири и стоявшей насмерть. «Ни шагу назад!». В этой армии довелось воевать моему отцу. Он был обречен ... Но он не сдался. Как и вся легендарная 62-я, отец сражался самоотверженно. Командиром стрелкового взвода. Командиром взвода противотанковой артиллерии бился он с врагом. Насмерть. Изувеченный, он сумел выбраться из тяжелого ранения.
Это и моему отцу посвящен памятник «Стоявшим насмерть» на Мамаевом кургане.

***
Подтверждением всем найденным обрывочным сведениям о трагическом положении 62-й армии и о ее героическом сражении за Сталинград стала документальная телепередача 20 августа 2020 года по каналу «Звезда» (около 17 часов). В ходе повествования и показа кинохроники, посвященной Сталинградской битве, прозвучал голос за кадром: «К приходу 64-й армии Шумилова ОСТАТКИ 62-й армии ОТЧАЯННО сражались за город...»
В этих остатках от армии и оказался мой отец Башханов Василий Васильевич. О них он хотел сказать мне в моем далеком детстве. И не смог... Говорить о них было невозможно. А он выстоял...
***

P.S. Выражаю огромную благодарность за помощь в подготовке данной публикации Довбышу Михаилу Алексеевичу, офицеру в отставке, начальнику отделения военного комиссариата Республики Бурятия, а также сотрудника государственного архива Министерства обороны РФ (г. Подольск Московская область), приславшим бесценные сведения о моем отце.
Автор: Александра Васильева, кандидат филологических наук

Из истории бурятского народа

128

Путем научных изысканий (журналисты-ученые)

В философии науки есть понятие выбора парадигмы, выбора той части исследования, которая в наибольшей мере созвучна внутреннему мотиву действия личности.

Из истории бурятского народа

657

Моя бабушка Ямпилын/Базарсадын Карма

Об испытаниях, пришедших на долю девушки из с.Ульдурга Еравнинского района и ее детях, ставших видными деятелями советской Монголии, рассказывает её внук.

Из истории бурятского народа

580

Учитель Цэрэндоржийн Цэвэгжав

После свержения маньчжуро-китайского ига в Монголии стала создаваться основа для развития науки и просвещения и свою лепту внёс молодой выходец из Заиграевского района Бурятии. Его историей поделился внук.