БУР

Деятели

Жамцарано Цыбен

Жамцарано Цыбен
  • Доктор филологических наук, член-корреспондент Академии наук СССР
Цыбен Жамцарано — одна из самых крупных фигур освободительного движения монгольских народов первой трети ХХ в., идеолог панмонгольского (всемонгольского) возрождения, один из «отцов-основателей» Бурятской автономии и независимой государственности Монголии, известный в СССР ученый-монголовед, профессор, доктор филологических наук, член-корреспондент Академии наук СССР, педагог-новатор, переводчик, писатель, публицист-просветитель, непревзойденный собиратель фольклора родов и племен бурятского народа. В 1937 г. обвинен как руководитель «контрреволюционного панмонгольского центра» в СССР и погиб в тюрьме г. Орла в 1942 г. Реабилитирован посмертно.

Цыбен Жамцарано родился в 1881 г. в семье старосты (зайсана) Хойто-Агинского родового управления. Первичное начальное образование получил в Читинском трехклассном училище. Затем обучался в Санкт-Петербурге, в бурятской гимназии, открытой Петром Бадмаевым. Но вскоре из-за попыток принудить его и других мальчиков-бурят к принятию православия покидает гимназию и возвращается на родину. В 1898 г. Цыбен поступил в Иркутскую учительскую семинарию, которую окончил в июне 1901 г.

После семинарии Ц. Жамцарано год работает народным учителем в Аге. Затем едет в Петербург и поступает в университет вместе с другим отличником — Базаром Барадиным на «народные средства» суглана (собрания) бурят Агинской степной думы. Такая замечательная практика направления умных мальчиков на учебу была у бурят в то время.

В университете Ц. Жамцарано изучает востоковедение и философию, право и языкознание, а также слушает лекции на естественных факультетах. Такие разносторонние увлечения молодого Жамцарано объяснялись его искренним желанием как можно более шире и глубже подготовиться к просветительской деятельности, ибо такова была объективная потребность в ту переломную эпоху, особенно в бурятском народе. Также была у Цыбена сокровенная, наиболее близкая ему область знаний — фольклористика, научные приемы и методы записи произведений устного народного творчества.

Еще в годы учебы в Иркутске Цыбен увлёкся собиранием фольклорного материала бурят. Богатейшее устное народное творчество местных, иркутских бурят «заразило» Цыбена на всю жизнь и властно определило его научные интересы. Впоследствии он писал: «Моя детская любовь ко всему народному, к старине, эпосу и шаманству продолжала меня увлекать сильнее и сильнее. Наконец, я не выдержал, и с первого же класса Иркутской учительской семинарии, т. е. с 1898 года начал свои пробные поездки по аларским и кудинским бурятам, начал записывать и собирать все, что относилось к эпосу и шаманству».

Большим везением для Цыбена, начинающего исследователя, явилась его встреча в Петербургском университете с такими крупными учеными, как С. Ф. Ольденбург, Д. А. Клеменц, А. Д. Руднев, Вл. Котвич и др., которые стали его добрыми учителями-наставниками. Благодаря им, он уже в первый год учебы в университете освоил научные методы работы, в частности, технику записи бурятских улигеров в точной научной транскрипции. Об этом говорит экспедиция ученых 1903 г. в Иркутскую губернию, в составе которой студент Цыбен Жамцарано был командирован Академией наук России. В этой поездке Цыбен записал такие эпические шедевры, как «Аламжи Мэргэн», «Айдурай Мэргэн» и другие ценнейшие баллады и сказания бурят.

Результаты первой научной экспедиции Жамцарано были высоко оценены его университетскими преподавателями и даже учеными Академии, они сразу же ввели его в ряд признанных собирателей эпоса. Как отмечали его биографы, историки Б. Цибиков и Ш. Чимитдоржиев, звезда молодого ученого стремительно начинает восходить. Молодому Цыбену (21 год!) предлагают новые экспедиции и Академия наук, и Географическое общество, и Русский комитет по изучению Средней и Восточной Азии. С 1903 по 1907 гг. он ежегодно выезжает в научные экспедиции. Он едет вновь в Иркутскую губернию — кладезь устного народного творчества бурят, затем в Халха-Монголию, где в основном занимался фольклорными записями.

Став признанным ученым, Ц. Жамцарано в 1907-1908 гг. приглашен лектором монгольского языка на факультет восточных языков Петербургского университета. В 1909-1910 гг. он отправляется в экспедиции по хошунам Внутренней Монголии. По приезду он составляет научный отчет «Поездка в Южную Монголию в 1909-1910 гг.», который был опубликован в сборнике «Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии». В 1911 году едет к ононским хамниганам, в 1912 г. совместно с Вл. Котвичем работает в его орхонской экспедиции.

В результате этих экспедиций Цыбеном были собраны богатейшие фольклорные, этнографические, лингвистические, археологические материалы и коллекции. Все они были сданы в архивы и музеи Петербурга.

Тексты собранных фольклорных материалов, начиная с 1905 года, доклады, статьи, научные сообщения Цыбена Жамцарано, отчеты о командировках-экспедициях широко публикуются в разных изданиях, они вошли в книгу «Образцы монгольской народной литературы». Б.Я. Владимирцов отмечал, что в этой книге содержится материал, «собранный и записанный в точной научной транскрипции... Ц. Ж. Жамцарано, известным исследователем монгольских племен». Далее он отмечал, что мнение А.М. Позднеева об отсутствии эпоса у современных монголов отвергнуто, благодаря самозабвенному труду Цыбена Жамцарано.

В конце 1911 г. Цыбен Жамцарано назначен советником Российского консульства в Урге, одновременно исполняя обязанности советника по вопросам образования в монгольском правительстве Богдо-гэгэна. Так начинается его монгольский период жизни и деятельности. Интересно, что уже в марте 1912 г. Ц. Жамцарано пишет письмо министрам монгольского правительства, излагая свою концепцию развитию культуры и просвещения Монголии. Он предлагал открыть в столице Урге и аймаках начальные школы, чуть позже — средние школы. Вскоре была открыта начальная школа при МИД Монголии. Первым учителем и основателем этой школы был Цыбен Жамцарано. Предлагал из иностранных языков изучение русского и китайского.

В 1913 г. была отправлена первая группа монгольских юношей на учебу в Иркутск, которую сопровождал сам Цыбен. Монгольские ученые по праву называют Жамцарано основателем образовательных учреждений Монголии.

Следующей инициативой Ц. Жамцарано явилось издание на монгольском языке научно-популярного журнала «Шинэ толи хэмээх бичиг», первый его номер вышел в марте 1913 г. в Урге. Монголы сразу полюбили «Шинэ толи» (Новое зерцало), как они называли сокращенно этот первый в Монголии общественно-литературно-научный журнал. Вл. Л. Котвич в эти годы приезжал в Ургу, он хорошо был осведомлен обо всех обстоятельствах организации этого сложного дела, и потому написал об этом так: «... в области просвещения более всего услуг Монголии оказали буряты в лице его видного деятеля Ц. Жамцарано». Важно подчеркнуть, что научно-популярные статьи журнала «Шинэ толи хэмээх бичиг» являлись популярным изложением на монгольском языке идей Коперника и Галилея, понятий о гелиоцентрической системе строения мира, сущности великих географических открытий, а также успехов естественных наук. В тех условиях значение такого журнала для монгольского общества было бесценно. По предложению Жамцарано в Урге были построены (при содействии типографии Российской Академии наук) две небольшие типографии, одна с монгольским шрифтом для нужд монгольского правительства, другая с русским при русском консульстве. В итоге в Монголии началась оживленная издательская деятельность.

Благодаря Ц. Жамцарано в Монголии начала выходить газета «Нийслэл хүрээний сонин бичиг» (Столичные новости). Если журнал «Шинэ толи» восполнял нишу популяризации научных знаний по естествознанию, географии, общественно-политическим, экономическим и литературно-художественным вопросам, то газета «Нийслэл хүрээний сонин бичиг» освещала события текущей общественной жизни Монголии, пропагандировала идею монгольской независимости, ставила задачи культурного и экономического возрождения монгольского народа.

Жамцарано написал и опубликовал такие интересные работы, как «Золотые поучения, приписываемые Чингис-хану», «Происхождение дархатов, хубсугульских урянхайцев, торгутов, хошутов, чахаров, даригангинцев, алтайских урянхайцев, казахов и эвенков», «Жизнь и быт русских подданных бурят» и другие. Жамцарано изданы учебное пособие по географии, книга о космографии, осуществлены переводы на монгольский язык произведений европейских писателей, например, Л.Н. Толстого «Жизнь Будды’’, Жюль Верна «Пятнадцатилетний капитан», ряд произведений Джека Лондона, Джованни Боккаччо и других всемирно известных авторов. Эти переводы классиков мировой художественной литературы, выполненные им на высоком уровне, служили для старшего поколения бурятских и монгольских переводчиков образцом подражания, поучительным примером в выработке методики переводов. Но особой популярностью среди монгольских народов, в том числе среди бурят, пользовался перевод Ц. Жамцарано исторической повести Гранстрема «Синее знамя» (Хух монголын хух туг хэмээх туух). Ц. Жамцарано тем самым явился выдающимся просветителем монгольских народов. Монгольские ученые высоко оценили общественно-просветительский и научный вклад бурятского деятеля.

В целом активная общественная, просветительская и научная деятельность Цыбена Жамцарано продолжалась в Монголии до 1917 г. Летом этого года он срочно едет домой в Бурят-Монголию, где назревали удивительные события.

Цыбен Жамцарано — один из самых крупных деятелей национального движения бурят-монголов. По существу, вся его жизнь была посвящена делу возрождения своего народа. Он входил в руководящие органы различных бурятских национальных комитетов, союзов, обществ и прочих организаций нации. Многие концептуальные и программные разработки Жамцарано легли в основу деятельности национального движения бурятского народа. По своему убеждению Жамцарано был истинным народным демократом, весь смысл общественной деятельности которого, в отличие от большевиков, эсеров и прочих «партийцев», было служением бурятскому народу, а не узкопартийным установкам «вождей». Вся его деятельность была направлена на ликвидацию национального гнета, установление равноправия и демократических свобод, на отстаивание прав бурятского народа на свои породные земли, суд, школу, веру.

Ц. Жамцарано доказывал объединяющую, консолидирующую роль буддизма в жизни бурят-монголов. Он писал о необходимости быстрейшего приобщения западных бурят к общебурятской, а значит, и общемонгольской культуре через распространение среди них буддизма и реформированного монгольского алфавита. Он верил и страстно выступал за возрождение былого единства монгольских народов, подчеркивал роль языка, письменности и культуры в консолидации их. Благодаря именно Цыбену Жамцарано, М.Н. Богданов смог преодолеть свой песссимизм и, более того, стать одних из самых первых лиц национального движения бурят, автором первого проекта бурятской автономии.

С лета 1917 года Ц. Жамцарано активно окунулся в национальное движение в Бурятии и в том же году был избран председателем Бурятского Центрального национального комитета (Бурнацкома). С установлением Советской власти в Забайкалье он, не будучи в восторге от ультрареволюционных замашек местных большевиков, все же участвует в деятельности первых советских органов в Забайкалье. То была генеральная линия Бурнацкома, стремившегося сохранить свой народ в условиях ожесточенной классовой борьбы разных, в т.ч. вооруженных, сил и добиться национального самоопределения бурят.

С 1920 г. Ц. Жамцарано через Дальневосточный секретариат Коминтерна вновь включается в народно-революционное движение Монголии. Участвует в собраниях с монгольскими революционерами в Иркутске и Верхнеудинске. В начале марта 1921 г. в Кяхте состоялось собрание монгольских революционеров, которое стало учредительным съездом Монгольской Народной партии. Среди делегатов было пять представителей бурятского народа: Ц. Жамцарано, его супруга Сахьягийн Бадмажав, Дашбалын Цэдэн-Еши, Цэрэнэй Балмасу и Сандагдоржо Жамбалон. Автором Программы этой новой партии, принятой на съезде, был Цыбен Жамцарано.
С победой демократической революции в Монголии многие буряты вошли в руководящие органы новой Монголии. Жамцарано стал членом монгольского правительства, заместителем министра внутренних дел, членом Экономсовета (председатель М. Амагаев), членом Совета Госбанка, ученым секретарем Академии наук Монголии, главой Центральной контрольной комиссии МНРП.

Ц. Жамцарано принадлежит вариант концепции национального развития МНР. Он выступал за «реальную независимость Монголии», за превращение Халха-Монголии в притягательный центр всех монголов, т.е. монгольских народов, проживающих в других регионах (увэр-монголов, бурят-монголов, монголов Синьцзяна и Тывы). Доказывал, как М. Амагаев и Э-Д. Ринчино, что перевод всего старого патриархального уклада к социальному прогрессу имеет в Монголии особую специфику, которую следует неукоснительно учитывать, а не ломать. Нельзя слепо внедрять марксистско-ленинское учение. Он писал, что путь к социальному прогрессу ’’лежит через госкапитализм и кооперацию«. Необходимо не ломать, а сохранять и даже поощрять аратские хозяйства частников-единоличников, кормящие нацию, и даже доводить их до зажиточности. Когда все аратские фермы будут зажиточны, можно и нужно решать социальные задачи, вводить формы социалистического хозяйствования. Бурятские демократы выдвигали лозунг: «Обогащайтесь». Во имя единства нации не нужно обострять классовую борьбу, не совершать «неосторожные шаги, неудачные эксперименты». Надо делать ставку на глубоко продуманные реформы и развитие традиционной культуры, без «навязывания или административных воздействий». Основное кредо Ц. Жамцарано, М.Амагаева, Э-Д. Ринчино: идти к социализации монгольского общества эволюционным путем, продвигаться к социализму «медленно, да верно». Следует подчеркнуть, что доныне эти концептуальные разработки бурятских национал-демократов не потеряли своей актуальности: через 7 десятилетий коммунистических экспериментов и блужданий Россия, СНГ и Монголия пришли вновь к тому же старту, убедились в великой правоте бурятских концептуалистов.

Ц. Жамцарано относится также к идеологам панмонголизма, «самой глубокой идеи ХХ века в Центральной Азии», по определению известного профессора-монголоведа из США Р.А. Рупена. Он выдвигал идею объединения всех монгольских народов не только в экономическом и культурном аспектах, но и в политической сфере. Эта идея отражала насущные интересы этих народов, разбросанных по разные стороны государственных границ.

Ц. Жамцарано писал, что объединение Халха-Монголии с Внутренней Монголией, Бурятией, Баргой, с монголами Синьцзяна и Тывы позволит восстановить исторический регион проживания монголов и превратит страну в действительно самостоятельное и суверенное государство, независимое от влияния Японии, Китая и России. При этом Монголия, считал ученый, должна иметь статус нейтральной страны, как Швейцария. До 1927 г. эту идею поддерживали многие политические силы, в т.ч. и Советская Россия, Коминтерн. Но в связи с политическим переворотом Сталина, начиная с 1928-29 гг., эта святая для монголов идея стала восприниматься негативно. Те, кто по-прежнему пытался проводить в жизнь эту идею, были названы «панмонголистами», по аналогии с «пантюркистами» с явным негативным оттенком.

В эти годы в МНРП также возобладали «левые», выступавшие за всемерное ускорение социалистических преобразований, наказывая тех, кто против. Бурятские деятели, внесшие огромный вклад в истинно демократическое развитие новой Монголии в 1924-1929 годы, были обвинены в «правом уклоне» и высланы. Выслан был и Цыбен Жамцарано.

С 1932 по 1937 гг. он работал в Институте востоковедения АН СССР в Ленинграде. В эти годы он проявил себя как крупный исследователь. Используя оригинальные источники, он написал много интересных трудов. Президиум АН СССР присвоил Ц. Жамцарано ученую степень доктора филогических наук, он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

В 1937 г. Ц.Жамцарано был арестован. При этом сам главарь НКВД Н.Е. Ежов запросил у самого Сталина разрешение на «арест граждан МНР профессора Жамсарано и его аспиранта Мергена Гомбожана». Ежов доносил: «Материалы следствия по делу ликвидации в Иркутске контрреволюционного панмонгольского центра подтвердили роль Жамсарано как идеолога и непосредственного руководителя этой организации в Бурят-Монголии». Ежов прекрасно знал, как и Сталин, что все обвинения «шиты белыми нитками». Диктатура периодически питается кровью лучших, она требовала постоянных убийств. Диктатуры Сталина, Гитлера, Муссолини, Чаушеску, Пол Пота-Иенг Сари... питались только кровью. Кровью лучших. И не только своих граждан, но и соседних стран-сателлитов. Сталин уничтожил не только Жамцарано и Мергена, граждан МНР, но и тысячи иных. Нет прощения ему вовеки веков.

Цыбен Жамцарано, великий сын бурятского и монгольского народов, отдал свою жизнь во имя единения монгольских народов. Вечная ему память и слава.



Владимир Андреев


Использованы материалы Б.Д. Цибикова, Ш. Б. Чимитдоржиева