БУР

Деятели

Нацов (Шойжелов) Сирен

Нацов (Шойжелов) Сирен
Сирен Нацов (Шойжелов) — бурят, большевик, публицист, исследователь национально-освободительного движения в Монголии и Туве, истории МНРП и ревсомола, дипломат, активист Коминтерна и КИМ, убежденный член компартии, убит вождем этой партии как «контрреволюционер-панмонголист» в 1938. Реабилитирован в 1957 г.

Сирен Арабданович Нацов родился в 1898 г. в улусе Улбугай Тункинского района. Первичное, начальное образование юный Сирен получил у частного учителя — ябаган-багши. Большую роль в формировании его первых представлений о жизни, о добре и зле, о смысле жизни сыграла встреча с политссыльным Василием Алексеевичем Денисовым, сосланным сюда за пропаганду революционных идей. Сирен был вхож в семью Денисовых, пользовался их библиотекой, читал книги первых демократов — Герцена, Чернышевского, Добролюбова и др. Именно эти мыслители будили сознание людей в милитаризованной и крепостнической стране, «жандарме Европы», формируя ту революционную силу, которая затем сметёт самодержавный режим в феврале 1917 г.

В 1917-1918 годы Сирен трудился в Тункинском почтово-телеграфном отделении. Здесь он становится сочувствующим РКП(б), а затем и членом партии. Этот выбор, наверное, был предопределён всей его предыдущей подготовкой — уроками В.А. Денисова и книгами революционных демократов-писателей. С этого момента началась его общественно-политическая деятельность, целиком в русле большевистской партии. Активный и, главное, убежденный большевик, С.Шойжелов (ставший Нацовым) уже в 1920 г. становится секретарем Тункинского айкома РКП(б). Но трудиться в Бурятии на ниве национального возрождения своего народа, о чем он мечтал всю жизнь, ему не довелось, ибо уже в том же 1920 году был назначен политкомиссаром Иркутского телеграфа. Большевистская партия распоряжалась своими членами как бойцами, направляя их по своему усмотрению «на любой фронт — куда решит партия». Милитаризация компартии, первоначально объясняемая условиями гражданской войны, постепенно стала нормой и правилом партийной жизни; затем, покончив с дискуссиями в партии, она покончила и с самой партией, формально называвшейся партией, а на деле превратившейся в страшное орудие диктатуры партэлиты (затем лично Сталина). Милитаризм всегда рождает диктат.

Нацов окончил в Иркутске партийную школу при 5-й армии. Затем работал заведующим отделом по делам национальностей Иркутского губернского комитета партии. Весной 1921 г. Дальневосточный секретариат Коминтерна направил С. Нацова в Монголию «для оказания помощи Народной партии». К этому времени еще не вся территория страны была очищена от интервентов и белогвардейцев. Особенно жаркие бои шли в Западной Монголии. За неожиданно умелые боевые действия, проявленные в этих военно-партизанских схватках, требующих мгновенной реакции на быстроменяющуюся боевую ситуацию, Нацов был награжден орденом Боевого Красного Знамени, что характеризует его как смелого и инициативного боевого командира.

Как известно, атаман Семенов, барон Унгерн, барон Врангель и прочие белогвардейские высшие «военспецы», а затем в 1929-30-е гг. будущие маршалы Рокоссовский, Буденный и ряд иных военных авторитетов СССР подчеркивали великолепные офицерские качества бурят и монголов, их природные умения быстро оценивать боевую ситуацию и принимать единственно верное решение. И Шойжелов-Нацов, интеллигент-бурят, волей судьбы ставший партийным секретарем-агитатором, т.е. партфункционером, когда создалась боевая ситуация, проявил воинские качества, смелость и природную сметку. По мнению ряда ветеранов Вооруженных Сил СССР, эти качества имеют историческую обусловленность: со времен великих кочевых империй Азии в бурятах, монголах, калмыках всегда поддерживались эти «военно-инициативные» качества. Орден Боевого Красного Знамени как награда за высшие воинские доблести и военную инициативу по своему значению соответствовал звезде Героя Советского Союза, введенной в 40-е годы. Эту воинскую доблесть С. Нацова биографы, к сожалению, не выделяли, а то и упускали.

В сентябре 1921 г. по заданию ЦК и Совнаркома (рук. В.И. Ленин) С. Нацов направлен Генеральным консулом страны, тогда Советской России, в Танну-Туве. Одновременно выполнял ответственные поручения исполкома Коминтерна, являлся советником Восточного секретариата ИККИ при МНРП. В 1923 по 1930 гг. работает в исполкоме Коминтерна. В 1924 г. он участвовал в качестве делегата в работе Пятого конгресса Коминтерна. Также принимал участие в работе VI и VII конгрессов ИККИ. В 1926-1927 гг. С. Нацов — представитель Коммунистического интернационала молодежи (КИМ) при Монгольском ревсомоле в Урге (Улан-Батор), а также представитель Коминтерна при ЦК Тувинской народно-революционной партии.

В сентябре 1927 г. исполком Коминтерна направляет Сирена Нацова на учебу в Международную Ленинскую школу. После окончания ее в 1930 г. Нацов снова направлен в Монголию, на этот раз ответственным инструктором ЦК МНРП. Одновременно он редактор журнала «Путь к социализму», член редколлегии главной газеты МНР «Yнэн».

Весной 1932 г. он поступает в аспирантуру Международной Ленинской школы. Успешно окончив её, становится там же доцентом и заведующим отдела кадров. В июне 1935 г. Нацова переводят на работу во Всемирный Интернационал Профсоюзов заведующим сектором кадров с правом преподавательской работы. Летом 1936 г. С. Нацов назначается советником при ЦК Тувинской Народно-Революционной партии.

Таким образом, С.А. Нацов много лет проработал в Монголии, Туве и Москве. Круг его знакомых и друзей был весьма широк и интересен. Среди них был М.И. Амагаев, один из руководителей БМАССР. 11 ноября 1937 г. в партком Международной Ленинской школы поступил донос от человека по фамилии Генрихсон, в котором говорилось следующее: «Сегодня, т.е. 11 ноября 1937 г. я узнал, что бывший ректор Ленинградского института востоковедения М.И. Амагаев арестован как враг народа, а посему считаю своим долгом довести до сведения парткомитета, что Амагаев был близким другом т. Нацова. Я жил рядом с комнатой Радова (Ринчино? — В.А.) и частенько видел, как Амагаев приезжал из Ленинграда в Москву и останавливался у Нацова, где Амагаев всегда встречал радушный прием». Такие доносы в то время шли валом, ибо власть поощряла «политическую бдительность». Сталин, установив свою диктатуру уже в 1929 г., объявил охоту на «врагов народа», и это мгновенно вывело вперед отвратительные пороки человека как зависть, наушничество, предательство, доносительство.

Демократические правительства призваны обеспечивать развитие общества по нравственным канонам, всемерно устраняя почву для пороков. Сталин же выбрал опору, наоборот, на самые низменные человеческие страсти, сделав их своим орудием для укрепления своей власти. 1937-1940 годы — пик доносов в СССР, когда сосед из-за зависти доносил на соседа, карьерист на шефа, жена сдавала мужа, даже сын — отца. В одном из улусов Эхирита сын донёс на отца; умирая в ссылке, отец проклял эту извращенную власть и сына-дурака. Кончились и власть и сын с потомством.

Нацов после возвращения из Тувы в Москву в августе 1938 был сразу арестован, обвинён в создании контрреволюционной панмонгольской организации, в июле 1941 г. расстрелян у с. Коммунарка на месте массовых убийств жертв коммунистического террора. Коммунистические режимы (Сталина, Мао, Чаушеску, Пол Пота — Иенг Сари) не могут обойтись без террора, это их стержень. Диктатуры питаются только страхом и кровью собственных граждан и народов. Прежде всего тех, кто бескорыстно служил этой партии и ее идеалам, как Нацов. Он реабилитирован лишь после смерти тирана в 1957 г. Трагедия Нацова и тысяч иных убитых большевиков, есть горький, первый и главный Урок истории. Истории коммунистической России.

Владимир Андреев