БУР

Деятели

Балдаев Сергей

Балдаев Сергей
Балдаев Сергей Петрович, крупнейший бурятский ученый-фольклорист, этнограф, педагог-просветитель, драматург, литературный критик, внесший неоценимый вклад в науку. По объему и количеству зафиксированных материалов в наше время он не имеет себе равных. Им опубликованы ценнейшие улигеры бурятского народа, сборник «Устное народно-поэтическое творчество бурят», три тома «Бурятских народных песен», сборник сказок «Музыкант Борхой», книга «Родословные предания и легенды бурят», исследования «Бурятские свадебные обряды», «Руководство по собиранию бурятского фольклора» и др.

С.П. Балдаев родился 18 октября 1889 г. в улусе Хохорск Балаганского уезда Иркутской губернии. Отец его был из рода богатых земледельцев и скотоводов, он дал образование своим четверым сыновьям из шестерых. Родители Сергея были физически очень крепкие, предприимчивые и смелые люди. Петр, отец Сергея, умер в девяносто шесть лет в Боханской тюрьме после жесточайшего допроса чекистами из НКВД. А ведь он в улусе забавы ради носил на плечах по кругу свою лошадь-бегунца Хурдан-хара, которая однажды спасла ему жизнь, умчав от беглых каторжан Александровского централа.

Мать Сергея, Степанида Бажичеева-Балдаева, тоже была очень сильной и смелой. Однажды, когда ей было 16 лет, она зимой с обозом в 60-70 саней возвращалась из Иркутска с рынка-базара. Буряты, после продажи сельхозпродукции, ехали при деньгах. Внезапно на них напали с топорами беглые каторжники, совместно с поднадзорными поселянами, и стали отбирать у обозников деньги, одежду и лошадей. Степанида, услышав шум, схватила двенадцатизарядный винчестер-полуавтомат. Увидев это, на нее кинулись два каторжника с топорами, но она расстреляла их в упор. Затем застрелила и третьего, побежавшего от страха в лес бандита. Беглецы были связаны и доставлены в Александровский централ. Степанида получила премию за 20 преступников, но всю до копейки отдала Боханскому двухклассному училищу, где когда-то она училась.

Родители С.П. Балдаева по договору с царской военной администрацией продавали зерно, овес и скот на провиантские склады Иркутска. В Русско-японскую войну вместе с другими состоятельными людьми они открыли бесплатные солдатские столовые на станциях Черемхово и Усолье. В гражданскую войну семью раскидало. Александр, брат отца, воевал на стороне красных, за отвагу в разгроме и пленении барона Унгерна был награжден золотым оружием; на эфес его палаша прикрепили орден Красного Знамени. Также он получил от правительства народной Монголии орден Полярной Звезды. Младший брат отца, Михаил, был награжден атаманом Семеновым за личную храбрость солдатским Георгием, а за взятие Читы — офицерским Георгиевским крестом. Оба («красный» Александр и белый Михаил) как и их старший брат Петр, отец С.П. Балдаева, были умерщвлены сталинской властью, писал сын С.П. Балдаева Данциг Сергеевич.
С.П. Балдаев в 1899 г. поступил в Хохорскую школу грамоты. В 1903-1905 гг. учился в Боханском двухклассном училище. Подготовившись при помощи известной учительницы-бурятки Сперанской, Балдаев успешно поступил в Иркутскую учительскую семинарию.

Любовь к бурятскому фольклору у С.П. Балдаева зародилась в детстве. Иначе и не могло быть, ибо с самого рождения он был окружен традиционной бурятской атмосферой народной поэзии, улигеров, сказок. Вместе с молоком матери, можно сказать, он впитал в себя богатейший классический фольклор родного народа. В отличие от семей бедняков, где тяжелый труд родителей и детей не оставляет времени на духовное развитие, маленький Сергей рос в семье зажиточных земледельцев, где, кроме всего, очень ценили народное творчество, импровизации, слушали соревнования рапсодов-улигершинов. В этой большой патриархальной бурятской семье С.П. Балдаева было немало знаменитых исполнителей и импровизаторов, оказавших огромное влияние на формирование его внутреннего мира и увлечений. Родители Сергея Петровича сами были большими любителями классического фольклора, ценителями и знатоками бурятской старины — легенд, преданий, родословий, благопожеланий и других жанров устного народного творчества. Его бабушка была дочерью большого потомственного черного шамана и поэтому знала очень много шаманских призываний. Знаменитым певцом родного улуса был родственник по матери Иста Хинтуев, а сводный брат его матери Орсоной Мадаев был признанный импровизатор и острослов улуса. Его дядья по отцу тоже были знатоками старины и улигершинами. Прекрасно исполнял эпосы дядя С.П. Балдаева, Роман Алсаев, в репертуаре которого имелись такие огромные улигеры, как «Гэсэр», «Алтан Дуурай мэргэн», «Шурмэhэн бүхэ», «Шандаабал мэргэн», «Баян Хуурай хан», «Шандааhан бүхэ», «Хара шулуун баатар», «Ошор Богдо хан». Большую часть из этих улигеров С.П. Балдаев выучил наизусть еще в детстве. С.П. Балдаев, счастливо росший в этом «народном университете» бурятской мудрости, был «запрограммирован» стать знатоком родной старины, более того, «профессором бурятского фольклора и этнографии».

Естественно, он ездил с родичами-шаманами на все обряды «помогать», где впитывал все нюансы фольклорных «занятий». Он был постоянным зрителем и участником улусных игрищ, разных шаманских мероприятий, проходивших в родном и соседних улусах. Эти вечера в улусах, где мастера исполняли древние бурятские улигеры, величественные легенды и предания, героические сказания, изумительные народные песни западных и джунгарских родов бурят, исподволь формировали в юноше фольклориста.

Поэтому неудивительно, что уже во время летних каникул 1908 г. С.П. Балдаев собрал много ритуальных предметов шаманов Хохорского улуса, т.е. он сам сделал первый шаг по пути научного собирания материалов фольклора и этнографии своего народа. В это лето он собрал разные предметы шаманской атрибутики, в т.ч. такое уникальное толи — зеркало из бронзы размером с блюдце, которое он «достал» с шаманской усыпальницы (аранга) «Улаан Нарhан», в местности «Ажлаг», в яме, он нашел громадный клык мамонта. Все эти вещи он бескорыстно передал в Иркутский музей ВСОРГО. Но, главное, уже тогда он записал большой улигер «Золто баатар» у своего дяди Романа Алсаева, известного улигершина, а у знаменитого сказителя Будуунхэн Прокопьева записал юрөөлы борцам и скакунам, легенды и предания, пословицы и поговорки, загадки и присловия. Эти материалы (есть надежда) хранятся ныне в личном архиве фольклориста.

Сергей Петрович входит в число первых бурят-учителей. В 1909 г. он работал «багшой» в Эхирит-Булагатском, Тункинском, Осинском, Боханском, Ольхонском аймаках тогда единой Бурятии. При этом он оставался истым ученым, сочетая учительство со сбором фольклорного и этнографического материала.

В 1911 г. 22-летний Балдаев близко знакомится с крупнейшим бурятским этнографом Матвеем Николаевичем Хангаловым, который показал ему свои записи народных произведений, познакомил его с методами своей работы. С.П. Балдаев как бы заново открыл родной ему мир бурятской поэзии. Беседы с авторитетным в России этнографом и бурятским патриотом укрепили Балдаева в верности избранного им научного пути.

С.П. Балдаев переводится работать в инородное училище с. Таловка Верхоленского уезда (ныне Ольхонский район). Здесь, за три года пребывания в Таловском училище, С.П. Балдаев собрал почти исчерпывающий материал по шаманизму в данной местности.

Интересно, что к нему, молодому юноше, в это время обращаются ученые за помощью. Так, в 1913 г. на Ольхон приехал его давний знакомый по музею Восточно-Сибирского отдела Русского Географического общества проф. Б.Э. Петри для сбора материалов по этнографии и истории бурят, в частности, по происхождению, расселению, общественному строю, религии, средствам передвижения, ремеслу, шаманизму и т.д. Сергей Петрович оказал ему помощь, как и многим другим ученым: договаривался с подводами, возил, знакомил его с шаманами, улигершинами, знатоками народной старины, опытными рыболовами, кузнецами и краснодеревщиками.

В 1916-1917 учебном году Балдаев работал учителем в с. Корсук Эхирит-Булагатского аймака, близ Усть-Орды, в начальном училище. Исследователи ученого восклицают: «Кудинская степь! Сколько фольклорно-этнографических материалов собрано здесь М.Н. Хангаловым и Ц.Ж. Жамцарано! Однако вслед за ними С.П. Балдаев открывает еще целую плеяду не менее талантливых улигершинов, сказителей и других исполнителей». Оказалось, что и после этих признанных ученых, титанов бурятской этнографии, есть еще что «черпать» в сокровищнице народных знаний — Кудинской долине.

В 1917-923 гг. Балдаев, работая в Бохане председателем аймачного союза учителей, в 1920 г. одновременно заведуя Ангарским аймачным отделом народного образования, создает целую сеть новых школ в улусах этой огромной части Западной Бурятии.

С.П. Балдаев вошел в бурятскую историю и как один из первых бурятских писателей (под псевдонимом Абагайн Тургэн, его детское прозвище). Его писательство началось до Октябрьской революции. В 1909 г. им написана пьеса «Цырен-малши» («Цырен-пастух»), в которой показан бурятский улус. Писатель показал такой искромётный язык, пересыпанный фольклором — пословицами, поговорками, прибаутками, меткими выражениями. По свидетельству очарованных зрителей, «пьеса эта — сплошной степной аромат». В 1926 г. С.П. Балдаева принимают в члены Союза сибирских писателей. В 1927-1933 гг. он издал около 20 пьес («Торжество правды», «Женская доля» и др.)

В 1927 г. Ученый комитет БМАССР командирует его в Москву на учебу в Институт этнических и национальных культур народов Востока при ЦИК СССР. Затем, представив письменную работу и выдержав вступительные экзамены, Балдаев поступает в аспирантуру НИИ народов Востока. Академик Н. Я. Марр высоко ценил Балдаева и намеревался оставить его в институте на преподавательской работе. Но комбедовцы (Комитет бедноты) улуса Хохорска послали в Москву требование исключить Балдаева как сына богатого человека. Данциг Сергеевич Балдаев пишет: «Помню, как вместе с отцом я был в Наркомпросе у Н.К. Крупской, отменившей исключение. Из института отец был вытребован через ЦИК ВКП(б) его близким товарищем, первым секретарем обкома ВКП(б) БМАССР М.Н. Ербановым для организации в республике институтов, техникумов, школ. Ербанов, делегат „расстрельного“ XVII съезда партии, сам был расстрелян в 1937 г. Выбивая признание, в НКВД ему переломали руки и ноги, сломали челюсть». После окончания аспирантуры С.П. Балдаев в 1931 г. работает под руководством профессора Ю.М. Соколова. Кстати, учась в аспирантуре, Балдаев преподает монгольский язык в Коммунистическом университете трудящихся Востока будущим руководителям республик СССР, а также ведет исследовательскую работу.

Сергей Петрович оставил след и как литературный критик статей об Иннокентии Дадуеве, Петре Дамбинове (Солбонэ Туя), Зинаиде Манзановой, о проблемах развития культуры родного народа. В 1929 г. он написал «Очерк по истории дореволюционной бурятской художественной литературы», а во время учебы в аспирантуре написал и опубликовал монографию «Бурятская литература послереволюционного периода». Тем самым он открывал путь бурятскому советскому литературоведению.

С.П. Балдаев был первым директором первой бурят-монгольской семилетки. С.П. Балдаев работал научным сотрудником Буручкома (Бурятского ученого комитета) —Государственного института культуры — Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР (ныне ИМБТ СО РАН).
Но в 1937 г. Балдаев, известный ученый и педагог, был арестован НКВД по ложному доносу земляка, ухаживавшим за женой Балдаева до её замужества. Сохранилась запись С.П. Балдаева о первом его аресте и избиении в Улан-Удэнской тюрьме в 1937 г. Когда его, в кровь избитого, завели, наконец, к следователю, он обрадовался, узнав в том своего ученика. Тот, также узнав учителя, дал воды, вспомнил о своих одноклассниках и замечательных уроках С.П. Балдаева. Затем, вернувшись из воспоминаний, офицер-ученик цинично избил «любимого» учителя, и, сделав снисхождение, распорядился отпустить. Позже С.П. Балдаев, завидя «ученика», спешно переходил на другую сторону улицы: лишь бы не встретиться. Он поражался качеству людей улыбаться и бить.

Репрессии еще долго преследовали Сергея Петровича. В 1938 г. он вновь был арестован, а его малолетние дети как «дети врага народа» увезены в детдома. В 1940 г. «за недоказанностью» его освободили. Дали квартиру на окраине Улан-Удэ, даже вернули кое-какую мебель, уже попорченную (самые ценные вещи — меха, золото, серебряную посуду — не вернули), дали возможность работать. Но 1945 г. он исключен из Союза писателей СССР, в Бурятском госпединституте его снимают с преподавательской работы. Путь к любимой научной работе был закрыт, всюду его преследуют и унижают.

В 1948 г. власти его вызвали вновь, теперь уже 1-й секретарь ОК ВКП(б) БМАССР А.В. Кудрявцев (зять Г. М. Маленкова). Кудрявцев «очищал» БМАССР от панмонголизма с 1943 по 1951 гг. Он решил использовать авторитет бурятского ученого, чтобы уничтожить остатки деятелей. Он потребовал от Балдаева написать разгромную статью на более чем 25 человек как на панмонголистов. Когда Балдаев отказался писать донос, ему тут же напомнили, что он уже привлекался как «враг народа», пусть хорошо подумает. В ту же ночь Сергей Петрович бежал — в Ленинград к своей старшей дочери, жене капитана 2-го ранга. У нее он — известный ученый и прожил без прописки два года, работая пильщиком дров в Гортопе, рабочим в столовой, сколачивая ящики на тарном складе, копая огороды у богатых дачников, разгружая вагоны. Ему было более 60 лет. Но все свободное время ученый проводил в Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина, занимаясь научной работой (билет в научный зал ему «достал» старый друг, профессор М.К. Азадовский).

Позже, по подсчетам самого С.П. Балдаева только из его рода и из рода его жены в застенках ОГПУ-НКВД, в ссылке и лагерях в 1930-40-х гг. погибло 58 человек. Это были грамотные люди — учителя, медики, техники, землемеры, маркшейдеры. Комбед же улуса Хохорска (30 пьяниц и лодырей) полностью разорил это очень богатое село в 120 дворов.

В целом, С.П. Балдаев впервые «открыл» для науки имена 82 сказителей и певцов, представителей почти всех бурятских аймаков Предбайкалья и Забайкалья. Сам же он отмечал: «Записывая произведения устного народно-поэтического творчества, я взял на учет более 400 бурятских сказителей и тухэшинов». Это и есть научный подвиг С.П. Балдаева, великого труженика науки.

Ученые считают, что в личном архиве С.П. Балдаева имеется более 100 больших героических эпопей, более 100 сказок, 6000 пословиц и поговорок, 5000 загадок, более 15000 песен различных циклов, много легенд и преданий, благопожеланий, проклятий, устных рассказов, прославлений, присловий, народных примет и поверий, произведений детского фольклора, народной драмы и шаманства. Где они сейчас, служат ли его народу?

Заслугой С.П. Балдаева является и то, что он оставил нам статьи о рапсодах, такие, как «Сказитель и эпические традиции», «Бурятские улигершины и гэсершины». В них автор дает важнейшие сведения о сказителях — о Папе Тушемилове, Пеохоне Петрове, Парамоне Дмитриеве, Бажей Жетухаеве, Платоне Степанове, Шотхане Дарханове, Николае Гунханове, Василии Буханаеве, Сагадаре Шанаршееве и др.

Сергей Петрович умер 29 октября 1978 г. на 90-м году жизни. Из моря собранной им народной поэзии опубликована лишь малая часть. Большинство же записей еще не изданы. Академик А.П. Окладников, великий гуманист и интернационалист, писал: «Знаю Сергея Петровича Балдаева как старейшего и лучшего знатока бурятской этнографии, обладателя единственного по обилию и ценности в наши дни материала. Он страстно предан науке, отличается самоотверженностью и юношеским энтузиазмом. Это — истинный труженик науки»... Наш долг — чтить его, мудро пользоваться бесценной кладовой бурятских знаний, открытой им, Сергеем Петровичем Балдаевым.


Владимир Андреев