БУР

Деятели

Барадин Базар

Барадин Базар
Базар Барадин, бурят, видный научный, общественный, государственный и литературный деятель, профессор-востоковед, первый нарком просвещения БМАССР, организатор науки Бурятии, путешественник, писатель. Расстрелян как шпион, контра и панмонголист в 1937 г., реабилитирован в 1958 г.

Базар Барадин родился в семье скотовода старшим из 11 детей. Родители были бедными, но грамотными в монгольской письменности и привили ему любовь к чтению. В 1891 г. окончил 4-классную приходскую школу в Аге. Затем поступил и окончил 3-классную Читинскую городскую школу и в 1895 г. выехал в Петербург. Там учился в частной гимназии бурята П.А. Бадмаева, причем с большим упоением постигая математику и другие дисциплины. Но был вынужден уйти в связи с конфликтом — Бадмаев требовал перейти в православие. В 1898 г. вернулся на родину, где самостоятельно изучал монгольскую и тибетскую литературу. В 1900 г. в качестве переводчика бурятского купца 3 месяца ездил по Германии, Швейцарии и Италии.

В 1901 г. Б. Барадин поступил на юрфак Петербургского университета, но вскоре оставил его, выбрав востоковедение. С 1902 г. он поступает вольнослушателем на Восточный факультет этого же университета: вместе с Ц. Жамцарано под руководством С.Ф. Ольденбурга и Ф. И. Щербатского с упоением изучает санскрит, тибетский и монгольский языки, серьезно готовясь к научной работе в области культур Индии, Тибета и Монголии.

В общественную деятельность Базар Барадин включился ещё студентом: уже тогда, в условиях царизма, он выступал за предоставление бурятам национального самоуправления, развитие бурятской культуры, суда, школы.

В 1905-1907 годы ему удалось попасть в Тибет, будучи командирован Русским комитетом при Академии наук по изучению Средней и Восточной Азии. Он сопровождал Далай-ламу, возвращавшегося из Урги в Тибет. 8 месяцев Барадин изучал культуру, язык и быт тибетцев, жил как монах в монастыре. Результатом поездки стали дневники, очерки, несколько сотен фотоснимков. За эти успехи Русское географическое общество выдало ему премию.

С 1908 по 1917 годы Б. Барадин преподавал монгольский язык на факультете восточных языков Петербургского университета. Тогда же начал свою литературную деятельность. В 1910 г. он издал свой первый рассказ в издательстве «Наран», созданном в Петербурге Агваном Доржиевым, перевёл на бурятский язык несколько произведений Л. Н. Толстого.

В этом же 1910 году он поставил серьезнейший вопрос о латинизации монгольской письменности и первым написал статью об этом на латинском шрифте, повергнув многих соотечественников в «культурный» шок.

Февральскую революцию он, как и М. Богданов, Э. Ринчино, Ц. Жамцарано и другие бурятские просветители, встретил с восторгом. Вернувшись на родину, погружается в общественно-политическую и культурную жизнь Бурятии. Известный деятель Барадин сразу принят в состав Бурнацкома.
23-25 апреля 1917 года в Чите состоялся исторический первый общенациональный съезд бурят-монголов Забайкальской области и Иркутской губернии. Базар Барадин единогласно избран председателем съезда. Съезд под его ведением рассмотрел вопросы бурятской национальной автономии, развития национальных культуры, суда, просвещения и школы.

Б. Барадин принимал активное участие в работе Бурнацкома за время его существования — до сентября 1918 г., являясь некоторое время его председателем. Между тем, делая важнейшей значимости дела, он продолжал работать учителем в Аге с 1917 по 1923 гг.

С образованием Дальневосточной Республики и Бурят-Монгольской автономной области в её составе Б. Барадиин вместе с Б-Д. Гомбоевым и Г. Ринчино создал в Агинском Общество национального культурно-политического самоопределения бурятского народа (Бурнацкульт). Это было продиктовано желанием защитить бурятское самоопределение от нападок сонма разных оппонентов.

Неграмотность бурятского населения тогда была значительная. Б. Барадин организовывает сеть учительских курсов. В 1917-1918 гг. он создает «Букварь бурят-монгольского языка» и книгу для чтения «Улаан сэсэг». К сожалению, они впервые были изданы только в 1922 году в Чите.

В этот же период Барадин занимался литературной работой, драматургией. Он по праву может считаться одним из основоположников бурятской литературы: его творения входят в число первых бурятских произведений письменной художественной литературы. В 1917-1918 гг. в Агинске Б. Барадин, Д. Намжилон, Ч-Л. Базарон, Л. Линховоин создали народный театр. В 1918 г. Б. Барадин написал для него комедию «Урданай ноёд» (Прошлого ноёны), в которой показывает нравы феодалов. В 1920 г. Б. Барадин написал драму «Чойжид хатан» о середине XIX в. Созданная в 1921 г. трагедия «Ехэ удаган-абжаа» основывалась на подлинных исторических фактах поездки хори-бурят к Петру I. В уста Эреэхэн он вкладывает сильные слова: По велению заяна /Долг свой исполню / И если народ мой страдает / И если надобно людям / Себя я не буду жалеть. По легенде, она пожертвовала собой ради жизни людей. Барадин также всю сознательную жизнь руководствовался идеей самопожертвования — жить ради своего народа.

Барадин привлекает лам к просветительству и учительству; в отличие от большевиков он никогда не был гонителем ламства или шаманизма; переход бурят к социализму он видел как раз через буддийско-шаманскую общину, через сближение культур Востока и Запада. Барадин и А.Доржиев — идеологи «обновленческого движения» в буддизме, они стремились соединить этико-философские учения буддизма с теорией социализма и при этом увязать их с достижениями европейской культуры. В 1922 г. они и Цыбен Жамцарано заявляют о необходимости обновить быт лам и убрать их противоречия с «социалистическим общежитием».

С ликвидацией буферной ДВР бурятские «отцы нации» усилили постановку вопроса об объединении двух бурятских автономных областей, создания единой Бурят-Монголии согласно постановлению Политбюро РКП (б) 1920 г. 23 мая 1923 г. была, наконец, образована БМАССР. Вся полнота власти в БМАССР — до созыва первого съезда республики передавалась Ревкому в составе: М. Н. Ербанов (председатель), М. И. Амагаев, М. Д. Берман, Б. Б. Барадин и В.И. Трубачеев. На первом съезде Советов БМАССР (4-9.12.23 г.) в Верхнеудинске, в числе 35 членов ЦИК, избранных съездом, был и Б. Барадин. При формировании правительства БМАССР он был назначен наркомом просвещения республики; на этом посту проработал до 1929 г.

Ведя огромную организаторскую деятельность, Барадин продолжал также научную работу. В 1923-1929 гг. он работал председателем Бурятского Ученого комитета (Буручкома), заместителем директора Бурятского института культуры; в 1923-1935 гг. он заведует кафедрой бурят-монгольского языка и литературы Бурят-Монгольского пединститута.

Барадин выступал за образование сплошной территории бурят и отстаивал исторические основы бурятской культуры. Барадин писал, что «современные теоретики пролетарской культуры ничего не дали в своих трудах, да и не могли дать, касаемо национальной культуры, поскольку не способны охватить и понимать всю суть многогранного вопроса национальной культуры» (тезисы Буручкома «Что такое нацкультура»). Он видел национальную культуру как главное основание и цель для самоопределения и образования республики, он мудро предостерегал: «Если национальность приобщается в целом к чужой культуре, помимо своей культуры, то это может произойти только путем денационализации, т.е. потери своего языка, своей национальности...». Он как никто иной предвидел гибельный путь «самоопределения» без нацкультуры бурят. Эти взгляды расходились с установками большевиков. Они и обрушились на него с жесткой критикой.

В.А. Богданов в статье «Об уклонах в понимании культурно-национального строительства» в 1928 г., Ш. Ибрагимов в статьях «О проявлениях великорусского шовинизма и местного национализма в Бурят-Монголии» в 1929 г. и «Верны ли утверждения Барадина?» в 1928 г., Манжигинэ в статье «Против пропаганды националистической идеологии в Бурят-Монголии» в 1932 г., представив Барадина пропагандистом националистической идеологии, причём самым изощрённым, делают вывод: «профессор Барадин развивает буржуазный национализм, мимо чего нельзя пройти». Так «Бурят-Монгольская правда» доложила «соответствующим органам» о Барадине.

В итоге в конце 1935 г. Барадин, делавший огромное дело для своего народа, покинул Бурятию: он был командирован в Ленинград в Институт востоковедения АН СССР, а затем там же переведён в Институт истории, философии и лингвистики рядовым преподавателем монгольского языка.
А ночью 20 февраля 1937 г. Б. Барадин был арестован, а 24 августа 1937 г. осуждён как «участник контрреволюционной шпионской панмонгольской организации» по статьям 58-1а, 58-7, 58-8, 58-9 и 58-11 УК РСФСР; расстрелян в тот же день. «Следственные органы» выявляли «шпионские панмонгольские центры» бурят везде: в Ленинграде, Иркутске, Чите, Верхнеудинске-Улан-Удэ, Урге-Улан-Баторе... Сколько же, спрашивается, было «шпионских центров» у одного небольшого бурятского народа?

Реабилитирован посмертно в августе 1958 г. Великий сын агинских степей Базар Барадин всего себя посвятил защите прав и интересов бурятского народа. Он имел собственные концепции по самым главным вопросам бурятского самоопределения: сплошной территории и единого управления, национальной письменности, национальной культуры, европейско-восточного просвещения бурят, бурятской школы, языка, суда, религии. И он смело их отстаивал публично, всегда и везде. История доказала правоту его взглядов, в т.ч. и предостережений, которые актуальны и ныне, и будут, несомненно, востребованы вновь.


Владимир Андреев