БУР

Композиторы и дирижеры

Дадуев Гавриил

Дадуев Гавриил
Гавриил Габанович Дадуев родился в улусе Ныгда Аларского района Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Окончил семилетку в родном улусе. Затем работал на шахте в Черемхово. С детства Гавриил тянулся к музыке, хорошо знал народную песню, увлекался игрой на лимбе и струнном смычковом хуре. Быстро научился играть на балалайке.

В 1933 г. поступил в техникум искусств на инструкторское отделение, готовившее руководителей самодеятельности на селе. Окончив отделение через два года, продолжил учебу уже как кларнетист. Исполнительство очень увлекало Дадуева. Превосходный слух помогал молодому музыканту легко овладеть сложными сочинениями, такими, как концерт для кларнета Н. Римского-Корсакова. В год окончания училища на конкурсе, посвященном 100-летию со дня рождения П.И. Чайковского, Дадуев получает одну из первых премий за исполнение романсов Чайковского в переложении для кларнета.

В 1939 г. одновременно с игрой в оркестре бурятских народных инструментов, Г. Дадуев начал работу в колхозном (выездном) драмтеатре. Одноактные пьесы, водевили шли в сопровождении небольшого музыкального ансамбля. Дадуев играл на лимбе и хуре, на балалайке, делал различные переложения.

Сочинять музыку начал еще в годы учебы, первыми сочинениями были одноголосые вокальные и инструментальные мелодии. Затем стал писать массовые песни с несложными аккомпанементами. В 1940 г. одна из его песен получила премию Республиканского конкурса на лучшую песню о Бурят-Монголии. Это была песня «Бурят-Монголия» на слова Цырена Зарбуева. Композиторы В. Морошкин, А. Кудрявцев помогли Дадуеву овладеть началами композиторской техники. Не получив специального композиторского образования, он очень многое постиг самостоятельно.

Творческая деятельность Г. Дадуева становится особенно интенсивной со времени организации ансамбля песни и танца БМАССР в 1942 г. Солист ансамбля Дадуев играл на хуре, бичхуре, суре и лимбе, писал танцевальные пьесы, делал оркестровые переложения и обработки. Для ансамбля им было написано немало: танцевальные сюиты «Лесная сказка» и «Бурят-Монгольский марш», танцевальная сцена «Танец тетеревов», танец «Дэрбэшэн». Позднее автор создал вариант последнего танца для симфонического оркестра. Знание возможностей бурятских инструментов позволяло композитору добиваться выразительного звучания отдельных оркестровых групп и всего оркестра, находить интересные колористические детали. Практическая работа в ансамбле стала для него хорошей школой композиции, росло умение подчинять себе музыкальный материал, развивать его, логично строить музыкальную форму.

В середине 1950-х гг. Гавриил Дадуев обращается к крупным музыкальным произведениям. Им были написаны пятичастная балетная сюита для симфонического оркестра, сюита для скрипки и оркестра, «Лирическая баллада» для скрипки и фортепиано.

В то же время Дадуев продолжает работать в ансамбле песни и танца. В середине и конце 1950-х гг. вместе с ансамблем побывал в Прибалтике, Белоруссии, Ленинграде, Москве и Монголии.

У композитора Г. Дадуева было немало интересных замыслов. Он намеревался создать балет, написать сочинения различных жанров, но его творческим планам не суждено было осуществиться — Гавриил Габанович Дадуев скончался 27 декабря 1958 г.

Сочинения Дадуева для симфонического оркестра: балетная сюита в 5 частях «Дэрбэшэн», сюита для скрипки с оркестром в 3 частях; для оркестра бурятских народных инструментов: «Лесная сказка» (сюита), «Бурят-монгольский марш» (сюита), «Альчур», «Арканщик», «Хатархадаа», «Дэрбэшэн» (танцы), «Танец с луком», «В улусе» (музыкальная картинка), танцевальные мелодии (сюита); для различных инструментов: лирическая баллада для скрипки и фортепиано, две пьесы для чанзы с фортепиано. Песни: «Бурят-Монголия (Саяны), «О дружбе народов», «О партии»; «Верь, моя любимая», «Вечерняя песня», «Колхозная песня», «Встречусь с тобой», «Красное знамя». Обработка народных песен: «Выше гор», «Голубеет вдали», «Эй, ухнем».

                                                                                                                                                                                                                                                                О. И. Куницын