Прикладное искусство

Известный мастер и энтузиаст искусства буддийской танка — о своих учителях и выборе Бурятии

8 октября 2020

429

Почему успешный молодой художник с академическим профессиональным образованием и украинско-белорусскими корнями выбрал в свое время именно Бурятию и буддийскую живопись? Как учение Будды связано с семейным счастьем каждого человека?

Известный мастер и энтузиаст искусства буддийской танка — о своих учителях и выборе Бурятии
Николай Дудко получил образование в Библиотеке Тибетских Рукописей и Архивов (LTWA) в г. Дхарамсала (Индия), где учился у персонального художника Его Святейшества Далай ламы XIV преподобного Сангей Еше. Член Союза художников России. Танка Николая Дудко находятся во многих дацанах Бурятии, Монголии и Тибета, а также в музеях и частных коллекциях разных стран мира.

ЖИЗНЬ — ЭТО НАШИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

— Николай, вы — известный человек, знаменитый художник, объездили полмира со своими выставками. Иными словами, сделали блестящую профессиональную карьеру. Связано ли это с вашим детством, каким оно было?

— Я вырос в хорошей семье. Отец — военный, и я жил в самых разных уголках страны, а родился в Германии. В школу пошел в Кяхте, в Улан-Удэ поступил в педучилище № 1 на художественно-графическое отделение. Помню себя с 4 лет, и я всегда рисовал. Родители всячески поддерживали, мне в этом смысле повезло. Впечатления — их у меня очень много. Жизнь, собственно, и складывается из них. Человек вправе использовать это или нет. Я стараюсь использовать.

Это был конец 70-х. Родители каждый выходной выезжали за город, и не куда-нибудь, а в Иволгинский дацан, что может показаться странным, если знать, что отец из Украины, а мать — из Белоруссии. Устраивались там неподалеку, мама готовила пикник. Вид дацана, запах травы, стрекотание кузнечиков... Там же я увидел шри-ланкийских лам — глубокой осенью, по снегу они шли в сандалиях на босу ногу, полуголые, просто в накидках! Все вместе — это самое яркое впечатление детства. Это меня не отпускало и в Киеве, куда мы переехали с родителями, и я поступил в Киевский художественный институт. Иду по Киеву, вечер, тихо, и это дзынь-дзынь — звон колокольчиков на углах крыши дацана — я это слышу! Не выдержал, в 1986-м вернулся сюда. Бросил все, хотя там у меня уже студентом состоялось три выставки.

— А что запомнилось в юности? Поиск себя и способов самовыражения — на такие вещи иногда уходит вся жизнь. А вы определились довольно быстро, нет?

— Я учился в педучилище, и нам нужны были натурщики. Очень запомнилась старушка-бурятка — маленькая, сухонькая, божий одуванчик. Так получилось, что часто именно я сопровождал ее, бывал в квартирке на Элеваторе. Вроде ничего особенного — старушка с четками, сидит себе, чего-то бормочет. Я был юный, многого не понимал. И вот мы сдали зачет, я вручаю ей конверт с заработанными ею деньгами. Она взяла его с благодарностью, и... с улыбкой протягивает обратно со словами «пусть будет тебе удача»! Я отказался твердо, ведь знал, как сверхскромно она живет. Но мои друзья-буряты говорят мне, мол, бери, так надо. Впервые в жизни я почувствовал в душе такой трепет, и что-то случилось в тот момент. Возможно, это и было поворотом в моей жизни. Кстати, ее портрет удивительным образом сохранился у меня до сих пор.


СУТЬ БОГАТСТВА — ЩЕДРОСТЬ

— История с уходом из дома не вписывается в вашу благополучную биографию. Что это было? На что же вы жили? Стереотип о художнике, который «был талантлив, но жил и умер в нищете», вас не пугал и, в итоге, не задел? 

— Да, я ушел из дома в 16 лет, еще учась в педучилище. Но не в смысле бродить, пить и прочее. На что я жил? Этот вопрос, честно, как-то ускользает из моей жизни все время — а тогда об этом я не думал и вовсе, просто хотел рисовать. Тогда строился Молодёжный театр на Димитрова, и вот там я устроился жить и работать. Родители жили здесь, я — там, телефонов не было. Мне хотелось творить! Мои кумиры — Врубель, Микеланджело, Дюрер, Дали.

Когда я вернулся сюда в 86-м, жил опять-таки в Молодёжном театре, и порой не было двух копеек на трамвай... Но как-то же не умер? Кстати, именно тогда я нарисовал две картины, которые много лет спустя купил японский коллекционер — в Бурятии он купил только их, хотя я не был членом Союза художников. Но случилось это намного позже, а тогда — да, действительно, денег не было от слова вообще.

Но их никогда я и не ставил на первый план. В деньгах ничего плохого нет — плохое наше отношение к ним. Если мы сильно привязаны и устремлены к ним, то деньги не придут. Ведь если мы хотим поймать птицу или рыбу и будем кричать: «Иди сюда, эй!», то мы распугаем их и ничего не поймаем. Деньги — не материальная вещь, а более энергетическая. Если эту самую энергию направить на работу, саморазвитие, тогда деньги сами придут. И еще важно помнить: богатство — это щедрость, умение отдавать. Скупой никогда не разбогатеет.

— Интересная мысль. Но ведь вам все равно приходилось официально работать? Маркетинг в искусстве — необходимая вещь? Организовать издание книг, выставки в лучших залах страны и мира — ведь не просто?

— Я всегда работаю, и официально тоже. В армии по ночам рисовал портреты сослуживцев. В Молодёжном театре работал художником. Когда вернулся из Индии, пригласили в ВАРК преподавать буддийскую живопись танка. Одна из учениц работает со мной и сегодня. Затем 6 лет преподавал во ВСГАКИ, написал пятилетнюю программу, но практически всех моих студентов задавили платой за обучение, окончила только одна, работает в Ангарске — единственная в России с официальным дипломом художника буддийской танка.

Маркетинг необходим и в искусстве. Силу рекламы и интернета бессмысленно отрицать. Все делаю сам: от организации выставок до верстки книг и сайта. Научился. Я не против, чтобы занимались специалисты, но тут главное — донести суть. А лучше, чем я сам, это пока никто не делает. Прихожу с утра в мастерскую и работаю с картинами, а по вечерам делаю дизайн сайта, книг — у меня по-прежнему 27 часов в сутках.

«ВОЗВРАЩАЙСЯ, ОТКУДА ПРИЕХАЛ»


— Про 27 часов в сутки — не легенда, ведь вы получили диплом художника танка от личного художника Далай ламы в Дхармасале за два неполных года вместо пяти лет обучения? Ваш учитель называл вас «бурят Ник» — это символично, не находите?

— Наш учитель, художник Далай ламы, часто уходил к нему по вызову. После одного из таких визитов он и сказал: «Бурят, зайди ко мне». Я не сразу понял, что это меня позвали, тогда я вообще мало что понимал там — только приехал. Так и повелось — бурят Ник. По канонам, там учатся 5 лет, из них 3 года занимаешься только рисунком карандашом. Это линии, кругляшки, прямоугольники. Когда прошла первая неделя рисования, меня, профессионального художника, в дрожь бросило! А надо рисовать, пока не скажет: хорошо, давай следующий. Это величайшее ученичество, мне стал понятен вкус и смысл этого рисования. Я рисовал ночами, по количеству рисунков и выходило, что в моих сутках — 27 часов.

— Вы активно делаете выставки по всему миру, издаете книги и богатую полиграфию на тематику буддийской танка. Кажется, что так можно и устать?

— И снова — впечатления! Я использую все новые и старые впечатления. Помню о своих учителях и их наставлениях. Своего первого духовного наставника ламу Дармадодди, а также основного духовного учителя Чогьяла Намкая Норбу. Именно Дармадодди в 1986 году дал посвящение и сказал: «Ты будешь легко рисовать танка». А Ген Сангей Еше, личный художник Далай ламы, вручая мне диплом художника танка, сказал: «Возвращайся туда, откуда приехал, и будь там полезен».

Я и стараюсь — распространяю всеми способами то, чему учили меня самого. Танка — уникальное искусство, визуальная сторона учения Будды, его иллюстрация. И я должен подтягивать знания людей, для чего объясняю суть каждой танка.

Кстати, рад сообщить, что в конце октября выйдет новый альбом — в нем собраны танка, нарисованные мной с 1996 по 2020 год. Издание в прекрасном полиграфическом исполнении, с предисловием Его Святейшества Далай ламы.

— В семье разделяют ваши взгляды и увлечение?

— Моя супруга по образованию критик театра и кино, мы с ней на одной волне вот уже больше 30 лет. Она и создает фон и основу всего, что я делаю. В буддизме женщина — это энергия, а мужчина — метод, сила. Умная женщина правильно направляет мужчину, умный мужчина правильно понимает это направление. Тогда есть гармония и эволюция — мы меняем себя сами, правильно понимая измерение партнера.

Дети не пошли в искусство, дочь стала стоматологом, сын — юрист, внуку три года, и пока непонятно, какие у него таланты. Я за то, чтобы никого ни к чему не принуждать. Сам делай, что нравится, и подумай, как помочь себе, чтобы быть счастливым. Ведь если я счастлив, то смогу помочь еще кому-то, поделившись с ним.
Автор: Маргарита Иванова

Прикладное искусство

960

Легендарный директор СПТУ-33

Уроженец Курумканского района, заслуженный деятель профтехобразования БурАССР Гарма Шагдурович Доржиев был именно таким руководителем — человеком незаурядных способностей, с душой, наполненной беспредельной любовью к людям, родной земле, к делу, которому посвятил тридцать с лишним лет своей жизни.

Прикладное искусство

2042

Тайное станет явным?

С 6 по 19 июля у жителей Бурятии и паломников из других регионов будет редкая и драгоценная возможность получить Дуйнхор Ван - Посвящение Калачакры.