Прикладное искусство

Смерть по-бурятски: особенности бурятского национального погребения

31 мая 2019

96

В жизни человека есть два самых важных события — это рождение и смерть. Если есть рождение, есть и смерть. Как говорят на похоронах: «Все там будем». А потому это дело житейское, людей нужно достойно проводить в последний путь, и для этого есть сфера услуг: похоронные бригады, духовые оркестры, салоны, поминальные залы и крематории.

История и традиции

Погребальная обрядность основывается у бурят на тэнгрианских, буддийских, православных и советских традициях и различается в зависимости от конфессии, социально¬го статуса покойника и географии.

В прошлом у бурят практически не было как надмогильных памятников, так и самих могил. Во-первых, нельзя было нарушать целостность земли — копать ямы, а во-вторых, полгода она была проморожена. И поэтому тела просто оставляли на земле, прикрыв ветками и деревьями, или под каменной кладкой. Сооружали и мунхан — бревенчатый сруб над покойным. Воздушному или небесному погребению подвергали грудных детей. Их оставляли между ветвями на дереве, чтобы их невинные души улетели в небеса. Была и есть кремация, то есть сожжение.

В настоящее время повсеместно хоронят в могилах, но сохранились воздушное захоронение для младенцев, и кремация для шаманов, лам и старейшин. Последние обычно перед смертью указывают на способ и место своего захоронения. Покойного хорошо закладывают дровами, чтобы при горении сухожилия не подняли тело. Дольше всего не сгорает печень, а прах оставляют на кострище или подвешивают в мешочке на дерево.

Могильные плиты в Жалгае

В Аларском районе Иркутской области около сёл Жалгай, Аларь, Куркат, Киркей и Зоны сохранились каменные могильные плиты. Они стоят в вертикальном положении, и на них отчетливо видны слова на старомонгольском, тибетском и русском языках. В надписях по-русски можно разобрать даты смерти покойных, имена и фамилии. Со старомонгольского перевела Эржен Тумахани:

«Пусть найдёт хорошее перерождение и избавится от страданий умерший (такой-то) в 1903 году». Это вполне соотносится с основной целью буддийской погребальной обрядности: хорошему перерождению усопшего.

Цыбен Жамцарано в своих «Путевых записках» (1903-1907) прямо указал об изготовлении надгробных памятников ламами Аларского дацана: «В свободные часы ламы занимаются выделыванием и вырезанием надгробных памятников из камня...». География этих плит так-же указывает на зону влияния дацана, все они расположены поблизости от него.

Но почему ламы и производительный труд? Кроме могильных плит, аларские монахи «...делают мебель для себя и дацана, мельницы для мани и т.п. Особенно искусен в ремёслах сам настоятель Гармаев. Он, между прочим, фотографирует и имеет фотоаппарат. Для меня он снял фотографию с Бадмасамбавы». Жамцарано пишет далее и о разведении ламами собственного сада, огорода и пасеки. В этом плане Аларский дацан был уникальным передовым форпостом буддизма на самом западе этнической Бурятии.

Даже в поздний советский период аларцы ездили после похорон в Иволгинский дацан заказывать молебен по усопшим и поминают их на 49-й день. В то же время сохранили традицию кремации шаманов, а многие посещают кладбища в Родительский день.


Фото Светланы Целовальниковой

Православный исход

В Бичурском районе Бурятии около села Дабатуй есть кладбище православных бурят. Надгробия в виде чугунных плит и памятников с крестами датируются концом XIX — началом XX веков и принадлежат в основном членам одного рода Степановых.

Самая ранняя принадлежит жене Федота Степанова. Дословно: «Здесь покоится раба Божия инородческая жена Федота Емельяновича Степанова из буряток, выкрещеная Федосья Арьяновна. Жившая от роду 97 лет. Волею Божьею умерла в 1891 г. Тезоименование его празднуется 29 мая». Основателем рода был, скорее всего, отец её мужа Федота — Емельян Степанов, пришедший в лоно православной церкви в конце или в середине XVIII века. Сама Федосья, видимо, была крещена уже в замужестве, т.к. её отчество — Арьяновна. Отца звали бурятским именем Арья.


Фото Александра Махачкеева


Рядом с ней могилы сына, невестки и других родственников. Её сын, крещёный инородец Хоринского ведомства Барун-Хоцайского рода Шибертуйского родового управления Иван Федотович Степанов, умер 3 октября 1897 г. в возрасте 75 лет. Рядом похоронены его жена Мария Потаповна Степановаи сын Иннокентий: «Здесь покоится раб Божий инородец Хоринского ведомства Барун-Хоцайского рода Шибертуйского родового Управления Иннокентий Иванович Степанов. Живший от роду 45 лет волею Божьею умер 8-го октября 1902 г. Тезоименитство его празднуется 26 ноября». Род Степановых живёт и здравствует поныне, и в нём есть буряты, русские, монголы, австралийцы и англичане.

Такие же плиты и памятники на могилах православных бурят сохранились и на других старинных кладбищах Бичуры, Мухоршибири, Заиграево, Хоринска и Кяхты. В основном, карымских. В Унэгэтэе до сих пор у карымов и семейских есть свои отдельные кладбища.
На православном кладбище Хасурты в Хоринском районе сохранилась чугунная могильная плита с надписью: «Раб божий инородец Вахрушев Пётр Андриянович, умер 7 сентября 1876 г. После себя оставил поколение в 42 человека».


Фото Александра Махачкеева

Сады и рощи вместо кладбищ

В наше время проводы в мир иной приобретают иногда совершенно неожиданный характер. Так, бурят криминальных авторитетов хоронят по воровским традициям. Братва несёт гроб на поднятых руках, устанавливает пышные памятники и устраивает поминки.
Но главный тренд — это экология. В США и Швеции разрешили превращать человеческие останки в плодородный компост, а в Великобритании допускается захоронение без гроба и в гробу из биоразлагаемых материалов. Теперь вместо могилы в память умершего сажают деревья и на смену обычным кладбищам поднимаются сады и рощи
.
Автор: Александр Махачкеев, газета «Буряад үнэн»

Прикладное искусство

373

Тайное станет явным?

С 6 по 19 июля у жителей Бурятии и паломников из других регионов будет редкая и драгоценная возможность получить Дуйнхор Ван - Посвящение Калачакры.