Искусство народов Бурятии

Ёхор как символ бытия народа

28 июня 2019

445

Традиционный бурятский круговой танец ёхор передает вращение земли, повторяя движение солнца по небосклону, позволяет создавать модель народного универсума, от него и всего социума.

Народный поэт Бурятии Лобсон Тапхаев воспел этот танец в своей символической поэме «Ёохор» (1984). Эпическое повествование о жизни простых бурят, их труде, обычаях, традициях ведется в поэме под напевы ёхора: «Нара зүб, нара зүб ёохороо / Жама ёһоорнь хатараял. /Бүмбэрсэгөө тойрохоор / Бүхы нүхэдөө уриял». «По солнцу, по солнцу/ Давайте ёхор танцевать. / Чтобы охватить нашу круглую землю,/ Всех друзей давайте звать».


Лобсон Тапхаев


Именно в круговороте ёхора, этом главном герое-символе звучит авторская идея народной жизни, единения народа перед лицом главного эпического события — Великой Отечественной войны. Для эпоса характерно внимание к событиям общенационального значения. Еще Гегель утверждал: «... в качестве основы эпического мира мы выставили необходимость общенационального дела, в котором могли бы отразиться полнота духа народа, в первоначальной свежести героического уклада» (1:242). Таким «общенациональныи делом» для Гегеля была война, где нация «испытывает бодрое возбуждение», где раскрываются «естественные стороны характера» героев (1:244), где выявляется духовный потенциал нации.

В основном тексте поэмы Л.Тапхаева содержится еще ретроспективный текст — воспоминания героев о прошлом. Хронотоп поэмы охватывает события от начала века до современности и пространство от Тунки до Германии. Автор поэмы персонифицирует танец ёхор — это эпический, самостоятельно действующий герой: " Далда оротор даллаһаар, / Дайша хүбүүд мордоо һэн. / Ондоо дайдаар ханхинаһаар, / Ёохор дайнда ошолдоо һэн«. «Махая рукой, пока не скрылись из виду, / Воевать уходили парни, / На другие просторы с ними / На войну отправился ёхор».

Повествователь — лирический герой вспоминает о далеком послевоенном времени, когда народ собрался на ёхор, фронтовики вспоминают военную годину, собравшиеся вспоминают тех, кто не вернулся. Затем повествование дает ретроспекцию, возвращает к началу войны, когда прощаясь, девушки с парнями танцуют ёхор. Танец для всех — символ единения, взаимной поддержки в грозное время, когда, как в ёхоре, надо стоять, взявшись за руку, прижав локоть другого, тем самым ощущая его рядом, близко, чтобы не быть отнятым войной. Это духовный стержень для всех: и для уходящих на войну, желавших забрать с собой «аромат материнской земли», «тепло горящего костра», и для прощающихся, остающихся ждать.


Песня ёхора ведет одного из воинов — Ардан-Жаб к героическому самоотверженному поступку во время боя, он погибает. Повествованию об этом подвиге придается улигерная патетика. В той части, где повествователь вспоминает трудности и лишения послевоенного времени, звучит гордость за людей, вынесших суровое время. И ёхор снова с людьми, своими ритмами, круговым единением — общим движением, общим пением сплачивает сердца людей. Как пишет О.А.Забанова, исследователь поэзии Л.Д.Тапхаева, «...здесь, в одном неразмыкающемся круге оказываются и история народа, и надежды каждого отдельно взятого человека, и любовь, и песни, и душа, и сила народа» ( 2:92).

Строки поэмы звучат как слова ёхора: «Мянган жэлэй сууряае/ Миндаһан дээрэ бэшээ бол,/ Миралзажа ерэхэдээ,/Ёохойн аялгаар зэдэлхэл./ Түмэн жэлэй абяае/ Түүжэ илган шагнаа бол,/ Түхэреэлхэдэжэ ерэхэдээ,/ Ёохой болоод тэхэрихэл». «Если отзвуки столетий/ Записать на магнитную ленту,/ То они, переливаясь, вернутся/ Ёхора мелодией к нам./ Из звуков тысячелетий,/ Если, отбирая, будем слушать,/ То они круговоротом / Ёхора к нам возвратятся».

Ёхор как символ реального быта и бытия народа, выражает его потребность выразить мир, это сокровищница времени, и как свидетельствует история, наиболее жизнеспособная культурная ценность бурятского этноса.


Использованная литература

1.Гегель Г.В.Ф. Эстетика: в 4т. Т.3/ Г.В.Ф.Гегель.- М.: Искусство, 1969.
2.«Этой жизни стремительный бег...»: К 70-летию Л.Тапхаева.- Улан-Удэ: Изд-во ГУП ИД «Буряад үнэн», 2010.
Автор: Туяна Самбялова, журналист, кандидат филологических наук

Искусство народов Бурятии

355

«Рисовал углем на бабушкиной печке»

Владимир Шелковников — самородок. Он не поступал в специализированные академии, не получал дипломы. Его работы выставляются и признаются в разных странах, но он продолжает жить и работать в Бурятии.

Искусство народов Бурятии

464

Молоко на зиму и облепиховая мука. Особенности бурятской кухни. Часть третья — десертная

У бурят, как и у других кочевников, национальная кухня построена на строгом балансе мясных и молочных продуктов, которые дополнялись небольшим количеством растительной пищи и продуктов охоты и рыболовства.

Искусство народов Бурятии

204

Шагай наадан: учимся играть

В книге «Шагай наадан»  рассказывается о более 30 видов игр. По мнению Цырже-Мэдэг Аюшеевой, самая легкая игра – «алтан сэргэ» (золотая коновязь), а самая сложная игра – «шагай шүүрэлгэ» (подбрасывание цепочки).

Искусство народов Бурятии

1262

Этническая характеристика шаманского пантеона бурят (XIX-начало XX вв.)

Одной из характерных черт традиционной религии бурят является чрезвычайная обширность и сложность её пантеона. «Бурятский пантеон,- говорит С. А. Токарев,- необычайно богат и вместе с тем представляет собой стройную, иерархически построенную систему. Наверху стоят небесные боги — тэнгрии, заведующие небесными явлениями: грозой, дождями и пр., ниже — «цари» (ханы), по большей части души героев, знаменитых шаманов; ещё ниже — заяны и эжины: духи, управляющие отдельными местностями или отдельными событиями в жизни человека (болезни, те или иные занятия); это тоже духи умерших шаманов и др. Наконец, на низу находятся мелкие духи, злые, но слабосильные, — анахаи ада. Помимо этого иерархического расчленения мира духов... в нём существует разделение на «западную» и «восточную» половины: в первую входят светлые, благожелательные божества и духи, во вторую — тёмные, злые.